Добро пожаловать!
Www.istmira.Ru
 
Первобытное общество
Древний мир
Средние века
Новое время
Новейшее время
Первая мировая война
Вторая мировая война
История России
История Беларуси
Различные темы



Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
 Память о легендах Страница - 1

ПАМЯТЬ О ЛЕГЕНДАХ



Белорусской старины



ГОЛОСА И ЛИЦА



МИНСК «ПОЛЫМЯ» 1984


Память о легендах Страница - 1

КОНСТАНТИН ТАРАСОВ



Мять о яегенр



Белорусской СТЙРННЫ ^ ГОПОСЯ И ПНЦН



ББК 63.3(2Б) Т19



Рецензент 3. Ю. Копысский, доктор исторических наук



Художник



А. Ф. Корчагин



Тарасов Константин Т19 Память о легендах: Белорус, старины голоса и лица.— Мн.: Полымя, 1984.— 143 с., ил.



Чуточку воображения — и читатель вместе с автором совершит экскурсию в далекое прошлое белорусского народа, узнает, как и на каких землях жили наши предки несколько столетий назад, чем занимались, во что верили, какие города своими делами прославили, как шли к единению с другими восточнославянскими народами.



Адресуется широкому кругу читателей, краеведам. Будет полезна преподавателям, воспитателям, студентам.



С Издательство «Полымя», 1984.



ГІрн всех огромных достижениях белорусской исторической науки у нее есть один существенный недостаток: пишутся многие работы архинаучно, скучновато, малодоступно широкому читателю. Недостаточно книг, которые рассказывали бы о прошлом не только достоверно, но и увлекательно (единственное известное мне исключение — «Земля под белыми крыльями* В. Короткевнча). Правда, художественная проза несколько лучше удовлетворяет читательский интерес к истории родного края — достаточно вспомнить романы н повести того же В. Короткевнча, а также Э. Ялугкна, Э. Скобелева, Б. Саченко, А. Якимовича, посвященную Грюн-вальдской битве повесть К. Тарасова «День рассеяния*, которую тепло принял читатель.



Итак, новая книга Константина Тарасова. На этот раз — не чисто художественная, а художественно-научная, художественно-документальная, художественно-публицистическая. Автор опирается на монографии ученых, на древние книги и архивные документы. Говорит о вопросах сложных н порой противоречивых. Но говорит живо н увлекательно. Образно повествует нам о делах давпо минувших дней. Смело сопоставляет события, далеко стоящие друг от друга во времени и пространстве. Например, Куликовскую битву с битвой Грюнвальдской. Раньше мы как-то не задумывались над их внутренней взаимосвязью и взаимообусловленностью. А ведь на поле Куликовом, у речки Непрядвы, действительно впервые был сломан стереотип, будто с врагом надо только ловчить, впервые появилась уверенность в том, что неприятеля можно и побеждать. Потом эта уверенность ох как пригодилась на холмах Грюнвальда, напоминающих холмы Новогрудчины. Первая битва предрешила конец татаро-


Память о легендах Страница - 1

Монгольскому игу, вторая остановила опустошительные набеги



Крестоносцев.



И вот что особенно хочется подчеркнуть: до Константина Тарасова мы как-то серьезно не задумывались, что и Куликово поле, и Грюнвальд, и Бородино — факты белорусской истории. Вернее, не только русской, не только польской, ио и белорусской. Правда, состоялись эти битвы далеко от нашей земли, но существенно и благотворно повлияли на судьбу нашего народа, дали ему десятилетня относительно спокойной жизни. В этих сражениях участвовали белорусские воины. Из книги Константина Тарасова я впервые узнал, сколь храбро сражались на Куликовом поле дружины Андрея Полоцкого и Глеба Друцкого. Потом, через тридцать лет, некоторые воины из этих дружин оказались под Грюнвальдом, во многом предрешили исход другого сражения. В обеих битвах проявилось братство славянских народов, общность их интересов.



У Константина Тарасова — свое, писательское, эмоционально окрашенное видение истории. Даже сухие подсчеты воинских сил он умеет превратить в чуть ли не детективное повествование. Умеет проникнуть во внутренний мир людей, отдаленных от нас столетиями, людей героической и одновременно трагической судьбы. Среди них — подвижник Сымон Будный, издавший в 1562 году первую белорусскую книжку на белорусской земле; борец против у’нии Афанасий Филиповнч. оставивший интереснейшие воспоминания; просветитель Симеон Полоцкий, который положил начало восточнославянской поэзии и которого автор сопоставляет со знаменитым протопопом Аввакумом, наконец, один из зачинателей новой белорусской литературы Винцент Дунин-Марцинкевич, брошенный царским самодержавием в минскую тюрьму. Их деяния показаны на широком н достоверном фоне, связаны с противоборством различных классовых сил.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •