Добро пожаловать!
Www.istmira.Ru
 
Первобытное общество
Древний мир
Средние века
Новое время
Новейшее время
Первая мировая война
Вторая мировая война
История России
История Беларуси
Различные темы



Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Древнейшие скотоводы Волжско-Уральского междуречья Страница - 1


ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» Москва 1974



В книге обобщен материал по исследованию древнейшей группы степных скотоводческих племен, сложившихся в начале III тыс. до н. э. на территории Поволжья и Южного Приуралъя. Автор анализирует данные о «древнеямных племенах», дает их периодизацию, выделяет ступени развития древнейших степных скотоводов. Особое внимание уделяется общим вопросам сложения подвижного скотоводства в Каспийско-Черноморских степях и его роли в древнейшей истории Европы. Книга содержит карты, систематические и синхронитические таблицы.



(6) Издательство «Наука», 1974




ВВЕДЕНИЕ



Переход от присваивающей, охотничье-рыболовческой экономики к производящему хозяйству, формирование, развитие и распространение основных форм последнего — земледелия и скотоводства — явились важнейшим этапом в истории человечества и в значительной мере определили весь дальнейший ее ход. Процессы эти знаменовали начало нового периода древнейшей истории, принципиально отличного от сотен тысячелетий предшествующего развития. Они вызвали подлинный перелом как в области производства, так и во всех сферах жизни древнего общества. Более 80 лет назад, обобщая периодизацию Л. Моргана, Ф. Энгельс именно эти процессы положил в основу своей знаменитой схемы, определив два основных периода истории первобытного общества — дикость и варварство. «...Дикость — период преимущественно присвоения готовых продуктов природы; произведения, созданные человеком, служат главным образом вспомогательными орудиями такого присвоения. Варварство — период введения скотоводства и земледелия, период усвоения методов повышения производства продуктов природы с помощью человеческой деятельности»



Огромное накопление археологических материалов за последующие десятилетия, в особенности после второй мировой войны, полностью подтвердило справедливость этой периодизации и заставило ряд крупных западных исследователей обратить самое серьезное внимание на ее принцип. Вир Гордон Чайлд особо подчеркнул историческое значение перехода от присваивающей экономики к производящей. Он дал этому переходу наименование «неолитической революции»1. Роберт Брейдвуд разделил древнейшую историю на эпоху присвоения пищи и эпоху производства пищи, выделив в последней ряд этапов2. Фактически он воспринял принцип и ряд конкретных положений периодизации Ф. Энгельса, применив их к огромным новым археологическим материалам. В. М. Массон справедливо считает этот факт «...одним из ярких проявлений того, что подлинно научное развитие исторической науки возможно лишь на основе исторического материализма — этого краеугольного камня марксизма-ленинизма» 3.



Община собирателей, охотников и рыболовов даже при условии, оптимального естественного окружения твердо лимитирована в своей численности и возможностях природными ресурсами. Она можетсовер-шенствоваться в использовании этих ресурсов. Но умножить их, добиться качественного их изменения, привести их в соответствие с потребностями численно возрастающих коллективов она не может. Этим объясняется весьма медленный темп роста численности населения в эпоху присваивающего хозяйства. Человек мог жить лишь в областях естественного распространения необходимых ему животных и растений. Искусственно воздействовать на них, вызывая распространение их на Новых территориях и «акклиматизацию» в новых, первоначально необычных условиях, он не мог. Это, естественно, заметно ограничивало и возможности расселения самого человека. Примитивность и однообразие форм хозяйства при необходимости повседневного участия значительной части коллектива в добывании («присвоении») пищи обусловливали ограниченность не только возможностей, но и потребностей человека. А с этим связаны медленный темп технического и культурного развития, замкнутость коллективов, случайный характер связей. Узость производственной базы, полная зависимость от естественных условий и их превратностей резко лимитировали развитие общества в целом, во всех его проявлениях.



И во всех проявлениях развития общества наступили резкие изменения с переходом к производящему хозяйству. Мы вправе говорить о революционном характере этого процесса, вправе согласиться с В. Г. Чайлдом, определившим его как «первую революцию, которая трансформировала человеческую экономику, дала человеку контроль над его собственным запасом пищи» 4. Человек стал не только добывать, но и производить пищу, непрестанно совершенствуя это производство и расширяя его масштаб. В этих принципиально новых условиях неизмеримо возросли возможности человека и сфера его деятельности, одно за другим исчезали отмеченные выше ограничения предшествующего периода.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •