Добро пожаловать!
Www.istmira.Ru
 
Первобытное общество
Древний мир
Средние века
Новое время
Новейшее время
Первая мировая война
Вторая мировая война
История России
История Беларуси
Различные темы



Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Верхнее Поднепровье и Подвинье в III-VII вв. н.э - Страница 9

На селище «Курлын» у дер. Кислые обнаружена большая овальная в плане яма размером 9 м х 4 м, глубиной 1,02 м, по краю которой прослеживались следы от ряда столбов. Эти столбы были опорами для стен и кровли. Форма дна ямы и отсутствие в ней очага не дают основания считать ее жилой. Она служила, скорее всего, для каких-то производственных целей. На селище у дер. Куприно обнаружена такого же типа овальная в плане яма размером 4,1 м х 2,1 м, глубиной 0,7 м без следов очага [Шмидт, 1974, с. 89, 90]. Частично такие же ямы, но несколько меньшего размера, были вскрыты на селище у дер. Заозерье, однако и на этом селище в его южной части была яма, овальная в плане, имевшая сравнительно большие размеры 6 м х 3 м при глубине 0,7 м.

Постройки третьей четверти I тысячелетия н. э. без очагов А. Г. Митрофанов для территории Белоруссии также рассматривает как сооружения «какого-то хозяйственного назначения» [Митрофанов, 1966, с. 224].

Городища-убежища. С IV века н. э. неукрепленные поселения были основными местами обитания тушемлинского населения Смоленского Поднепровья и смежных районов Подвинья, но, видимо, уже в середине I тыс. н. э. местное население было вовлечено в бурные события Великого переселения народов. Появилась опасность вторжения с юга и юго-запада дружин грабителей. Во многих местах Поднепровья и на прилегающих пространствах Подвинья тушемлинское население начинает сооружать специальные укрепленные убежища, в которых можно было укрыться в случае нападения врагов. Чаще всего для этих целей использовались более древние городища, сооруженные еще в раннем железном веке и заброшенные в первых веках н. э. Если же поблизости таких городищ не было, то на подходящем месте, естественно защищенном крутыми склонами, водными преградами и т. п., проводились земляные работы и выстраивалось специальное укрепление - убежище, которое одновременно могло служить капищем для отправления языческих культов. Поскольку эти убежища не были постоянным местом жительства, постольку их нельзя называть городищами в полном смысле этого слова. Для них точнее подходит термин «городища-убежища». В археологической литературе использовался также термин «городища-святилища», отнесенный к тем убежищам, в которых археологами засвидетельствованы следы культовых сооружений [Третьяков, 1958, с. 170-186]. Видимо, пока выделять отдельно группу городищ-святилищ нет необходимости, так как основным назначением всего укрепленного сооружения была все-таки временная защита населения в случае нападения, поэтому термин «городище-убежище» является применимым и к тем убежищам, в пределах которых были святилища.

В тех случаях, когда убежище сооружалось на более древнем городище, использовалась старая система земляных укреплений (валы и рвы), но без проведения раскопок не всегда можно установить, какие из старых укреплений приспособлены, а какие возведены заново. Наиболее полную картину характерных оборонительных элементов дают те городища, которые сооружены на новом месте. Большинство таких городищ-убежищ характеризуется наличием двух невысоких замкнутых валов, окружавших площадку со всех сторон, последняя имеет в плане круглую или овальную форму, совершенно не зависящую от формы выбранного холма или мыса. Таковы городища-убежища у д. д. Слобода-Глутипа, Акулинки, Васильево, пос. Колодня и др. Другой особенностью этих городищ-убежищ было отсутствие в их культурном слое артефактов, поэтому в археологической литературе часто они называются городищами без культурного слоя. В тех случаях, когда городища-убежища возведены на невысоких холмах среди болот, они в литературе называются «болотными городищами». Примерами могут служить городища-убежища у д. д. Шапырево, Петрово, Куприне и др. [Лявданский, 1926, с. 259 и др.].

К числу городищ-убежищ, заново сооруженных на высоких мысах и не содержащих находок в культурном слое, относится убежище у дер. Слобода-Глу-тттитта, расположенное на левом берегу р. Сож в Починковском районе Смоленской области. Внутренняя площадка овальной формы, размером 20 х 17м, первоначально была защищена со всех сторон двумя кольцевыми валами и находившимися перед ними рвами. К настоящему времени на отдельных участках частично эти сооружения были снивелированы и едва прослеживались. Городище-убежище у дер. Слобода-Глушица было раскопано целиком в 1959-1960 годах Смоленским отрядом Славянской экспедиции ИИМК АН СССР [Третьяков, 1963, с. 107-112].

Раскопки показали, что над материком лежал слегка гумусированный грунт серо-оливковатого цвета, верхняя часть которого являлась дерном. Никаких вещественных находок, относящихся ко второй половине І тысячелетия н. э., в этом слое найдено не было. В результате раскопок удалось выявить как общий план всех сооружений, так и отдельные особенности в их конструкции. На площадке внутри укреплений, располагаясь по замкнутому овалу, стояла деревянная постройка, от которой сохранились два ряда столбовых ям. Внутри постройки оставался свободный, незастроенный двор длиною 10,5 м и шириною - 7 м, в пределах которого не было культовых сооружений. Внутренняя стена постройки поддерживалась 13-ю столбовыми опорами, а наружная - 28-ю. Опорные столбы в каждой стене отстояли друг от друга в среднем на 2 м. Ширина постройки в мысовой части была около 3 м, а к напольной стороне постепенно увеличивалась до 4 м. Внутри самой постройки располагались каменные очаги, количество их точно не установлено из-за плохой сохранности, но, во всяком случае, их было не менее шести. При исследовании наиболее сохранившихся очагов выяснено, что камни в них, плотно прилегая друг к другу, лежали в два-три ряда, а в промежутках между камнями была зола. Камни, размер которых 0,1-0,15 м, несут следы воздействия огня - они сильно растрескались, а часть из них превратилась в дресву. Пол постройки вдоль ее наружной стены был выстлан корой, преимущественно берестой. Стены постройки состояли из вертикально поставленных столбов, в пазах которых крепились горизонтально положенные бревна или плахи. Характер кровли установлен не был. Эта постройка, несомненно, составляла часть убежища, предназначенного под жилища. На расстоянии 1,25-1,5 м от наружной стены постройки с очагами, но с внутренней стороны кольцевого вала, шла деревянная стена, основой которой были опорные вертикально поставленные бревна (на вскрытой части выявлено 17 ям от таких столбов). Она являлась частью конструкции внутреннего вала и одновременно служила изгородью, удерживающей насыпь вала от сползания на площадку. Пространство между этой стеной и жилой постройкой было свободным. Наружная сторона внутреннего вала деревянных конструкций не имела. Наружный вал на исследованном участке в момент раскопок был шириною около 6 м, высотою 0,6 м, насыпь его состояла из песка. Первоначально наружные укрепления представляли собою две параллельные стены столбовой конструкции, отстоявшие друг от друга на расстояние 1,2 м, между которыми была песчаная засыпка. Общая высота стены составляла 3 м. После пожара, когда деревянные стены сгорели, песок из засыпки расползся, образовав валообразную кольцевую насыпь. Пространство между наружным и внутренним валом было ровное и незастроенное. Насколько можно судить по материалам раскопок у д. Слобода-Глушица, все сооружение здесь связано только с укрепленным убежищем и, видимо, возведено было одновременно. Отсутствие в пределах убежища культурного слоя, включавшего артефакты, объясняется, видимо, тем, что по своему прямому назначению оно почти не использовалось, а если и использовалось, то очень короткий отрезок времени, и не подвергалось длительной осаде. Очаги с растрескавшимися камнями, скорее всего, свидетельствуют о кратковременном использовании его в зимний период времени, когда необходимо было помещения отапливать. Нельзя исключать также возможности периодического разведения в убежище ритуальных огней.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •