Добро пожаловать!
Www.istmira.Ru
 
Первобытное общество
Древний мир
Средние века
Новое время
Новейшее время
Первая мировая война
Вторая мировая война
История России
История Беларуси
Различные темы



Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Франсуа Гизо История английской революции Том 1 - Страница 1

ББК 63.3


Художник Царев С,



Франсуа Гизо История английской революции Том 1.



Ростов-на-Дону. Издательство «Феникс» 1996. - 480 с.



В своей книге Гизо попытался выявить основные политические тенденции в общественной жизни Англия XVII века. Ои уделил много внимания анализу социальт ныл сил, действовавших в Англин в начале нового времени, подчеркнув чрезвычайно, быстрый торговый расцвет Англии, поразительный рост количества новых земельных собственников из среда мелкого дворянства и буржуазии. Гизо отметил бурное развитие британского промышленного производства и крупнейшие перемещения среди земельных собственников. По словак известного английского историка К. Хилла, в работах Гизо па истории английской революции проявилось "больше понимания классовых сил в революции, чем в трудах большинства современных английских историков".



ВВМ-85880-123-4



ЦЕНТРАЛЬНА)! ГОРОДСКАЯ ДОБЛЯШЯ БИБЛИОТЕКА



© Издательство «Феникс», 1996 © Оформление Царев С., 1996


Франсуа Гизо История английской революции Том 1 - Страница 1

Политикам, придерживающимся умеренных, центристских, охранительных позиций, редко сопутствует популярность и еще реже - слава. Недаром в годы Великой французской революции депутаты Конвента, решительно не поддержавшие ни монтаньяров, ни их политических оппонентов, удостоились презрительного прозвища "болотных жаб", под которым бесславно проскользнули во всемирную историю. К такого рода политикам, правда уже иного поколения, несомненно, принадлежал выдающийся французский историк Франсуа Гизо. И, скорее всего, именно узкий консерватизм Гизо как государственного деятеля, сыгравшего заметную политическую роль в период Июльской монархии, сыграл с ним злую шутку. Человек, высказавший в своих сочинениях ряд глубоких, плодотворных мыслей, верных догадок, безусловный либерал и глашатай прогресса, стал известен в основном как ярый приверженец "царства банкиров", утвердившегося во Франции после июльской революции 1830 года, и первый министр "короля-гражданина" Луи-Филиппа Орлеанского. Почти все историки, писавшие об Июльской монархии, цитируют слова, приписываемые Гизо. Отвечая на требования оппозиции расширить избирательное право, снизив непомерно высокий имущественный ценз, министр якобы заявил: "Обогащайтесь! Тогда вы станете избирателями"1. Такие "рекомендации"



Вряд ли могли удовлетворить большинство, которое никогда не "страдает" излишним достатком.



О Гиз<»-политике современники обычно высказывались с нескрываемым раздражением, хотя степень этого раздражения и была различной. Путешествовавший по Европе в 1847-48 гг. сын известного историка и литератора Н. М. Карамзина - А. К. Карамзин, в начале января 1848 г. записал слова, сказанные А. Тьером по поводу Гизо: "это - дурачок, жалкий бумажный болтун, позор нашей эпохи..."2. Почти одновременно А. И. Герцен писал о том, что "к осени 1847 сделалось невыносимо тяжело в Париже...", при этом многозначительно упомянув "ходячего мертвеца Гизо"3. Братья Гонкуры, вообще говоря, редко о ком отзывавшиеся хорошо, перечисляя имена известных политиков, говорят о "глубочайшей пустоте" Гкзо^. За обликом политика и доктринера как-то стушевалось у его современников значение Гизо как историка..."4.



Залпы уничтожающей критики, обрушившиеся на Гизо еще при жизни, своеобразно "подытожил" французский литературный критик и писатель Ш.-О. Сент-Бев, язвительно заметивший, что Гизо пишет "шилом, а не кистью" и что не всякий великий историк оказывается великим политиком. Разумеется, Сент-Бев был прав. Талант ученого, писателя, историка вовсе не гарантирует успех в государственной деятельности. Однако, говоря о Гизо, неизбежно приходится вести речь о нем и как об историке, и как о политике одновременно. Дело в том, что две эти ипостаси в личности Гизо соединились столь органично и неразрывно, что одну из них невозможно рассматривать, не коснув-



Шись хотя бы кратко другой. Гизо-политик пытался придерживаться взглядов, высказанных Гизо-историком. Творчество Гизо-историка, в свою очередь, несло на себе печать его политического опыта. Таким образом, говоря о Гизо-историке, мы скажем также о Гизо-политике и наоборот, рассуждая о Гизо-политике, всегда будем помнить о Гизо-историке.



Франсуа-Пьер-Гильом Гизо родился на юге Франции, в г. Ниме /департамент Гард/ 4 октября 1787 г. Он вырос в старинной протестантской семье, сохранившей и после отмены Нантского эдикта /в 1685 г./ приверженность протестантизму, непокорность королю и враждебность католической церкви. "Однако уже со второй половины XVIII В. преследования протестантов почти прекращаются и предки Гизо, позабыв свой прежний религиозный фанатизм переходят на "философские" позиции. Только эту философскую оппозиционную традицию, - считает Б. Г. Реизов, - и мог усвоить Гизо в своей семье"1.



Детство Гизо совпало с грандиозной исторической драмой, развернувшейся во Франции. Маленькому Франсуа не было и двух лет, когда началась Великая французская революция. Она не обошла стороной Ним; Отец Гизо - известный адвокат - был казнен в годы террора, а его вдова, прихватив семилетнего сына, бежала в Женеву. Здесь в Женеве Гизо получает первоначальное образование, слушая лекции Прево, читавшего курс логики, усердно изучая немецкий язык и литературу. Осенью 1805 г. Гизо приезжает в Париж и поступает на юридический факультет. 18-летний, полный энтузиазма и разнообразных планов юноша "растиньяковского типа" берется за изучение арабского языка И в 1806 г. решает серьезно заняться литературой. Ему удается попасть на прием к прославленному писателю, "старому Сахему' - Франсуа-Рене де Шатобриану /в мае 1806 г./ и год спустя побывать в замке Коппе у не менее знаменитой г-жи де Сталь. По некоторым сведениям именно в эти годы Гизо сближается с вожаками роялистской партии в Париже, В 1807 г. Гизо поступает воспитателем в семью швейцарского посла во Франции Ф.-А. Стапфера. Будучи страстным кантианцем, Стапфер, по всей вероятности, знакомит юного наставника с учением Канта и философским движением в современной Германии. Благодаря швейцарскому послу Гизо попадает в дом Сюара - известного журналиста и издателя. Вскоре он становится своим человеком в литературных кругах.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •