Добро пожаловать!
Www.istmira.Ru
 
Первобытное общество
Древний мир
Средние века
Новое время
Новейшее время
Первая мировая война
Вторая мировая война
История России
История Беларуси
Различные темы



Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Очерки культуры древних земледельцев Передней и Средней Азии Страница - 10

Хозяйственная деятельность соотносилась с представлениями «идеологического» порядка. Рост значения домашнего хозяйства и домашних производств (гончарства, прядения и ткачества, приготовления пищи) в древнеземледельческих общинах должен был способствовать увеличению престижа женщин. В связи с этим столь заметное место в изобразительном искусстве той поры занимают образы и символы женщин и женского начала н. Сферой женского символизма было, по всей вероятности, и земледелие. Все это находило воплощение в хтонических культах [Anderson, 1979, с. 70]. Насколько позволяют судить материалы, сфера мужского труда и мужской символики в раннеземледельческих общинах достаточно долго лежала как бы за пределами поселений. Немногочисленные изображения мужчин, известные в неолите, можно связывать с сохранением образов охоты в представлениях и ритуалах [Антонова, 1977, с. 89, 115]. Число подобных изображений увеличивается в энеолитическое время: в них мужчина предстает в образе воина (убейдская культура, анауская культура) [там же, с. 112—113]. С течением времени женская символика если не исчезает, то отходит на второй план в обществах, структура которых становится сложнее. Домашнее хозяйство теряет прежнее значение; усложняется общая структура хозяйства; ремесло отделяется от земледелия и скотоводства. Мотыжное земледелие уступает место пашенному, в котором роль мужчин становится значительной. Наконец, развитие хозяйственной специализации и неравномерное накопление богатств различными общинами приводит к усилению военных столкновений, что также повышает роль мужчин в общественной жизни. Неотделим от этого процесс развития взглядов на мир. Хтоника уступает место героике, в мифах наряду со страдающим мужским персонажем главное место занимает образ могучего героя — борца с чудовищами (в значительной степени хтоническими) или бога, организующего мир.

Сложность и богатство — отличительные черты материальной культуры ранних земледельцев и их ближайших потомков. «Культура обладает способностью к развитию по своим внутренним закономерностям на основе уже накопленных ценностей. Культурные ценности создаются обществом, испытывающим потребности в них, но и сами потребности создаются культурой» [Кабо, 1980, с. 66]. Бродячим охотникам не были нужны долговременные жилища, хрупкая и громоздкая глиняная посуда, большие запасы пищи. Развитие производящего хозяйства чрезвычайно быстро вызвало неведомые прежде потребности — в сырье, в получении новых и лучших разновидностей животных и растений, наконец, в чужом; опыте. Рост специализации отдельных общин сделал более необходимыми, чем прежде, контакты с соседями. Относительная гарантированность получения продуктов питания вызвала рост населения.

В результате становления производящей экономики культура стала в материальном отношении более выраженной, чем прежде, более разнообразной. Ее усложнившиеся формы стали вместилищем образов и идей, возникших на новом и чрезвычайно важном этапе истории человечества, в пору сложения и развития производящего хозяйства.

Часть І

Материальная культура первобытности как отражение мифологического мировосприятия

Глава 1

Вещь в первобытной культуре и возможности анализа ее значения

Идеализм первобытный: общее (понятие, идея) есть отдельное существо. Это кажется диким, чудовищно (вернее: ребячески) нелепым... Подход ума (человека) к отдельной вещи, снятие слепка (= понятия) с нее не есть простой, непосредственный, зеркально-мертвый акт, а сложный, раздвоенный, зигзагообразный, включающий в себя возможность отлета фантазии от жизни; мало того: возможность превращения (и притом незаметного, несознаваемого человеком превращения) абстрактного понятия, идеи в фантазию...

В. И. Ленин. Философские тетради

Воспринимаемый человеческими чувствами и постигаемый разумом мир предстает как совокупность вещей — частей этого мира, обладающих относительно самостоятельным существованием. Создания человека — его орудия, утварь, постройки и т. д.— также являются вещами. Между ними и остальным миром, с точки зрения человеческого сознания, существуют определенные отношения. Понимание этих отношений в разные периоды исторического развития общества было различным и определялось характером мышления: «Вещь, подобно формам быта, создается условиями производства и труда; одновременно, однако, она подвергается интерпретации сознания, которое придает ей то или иное оформление» [Фрейденберг, 1936, с. 199].

Сознание людей первобытной эпохи было мифологичным. В науке существуют два понимания мифа: как формы повествования и как способа мышления. Мы говорим в этой работе о мифе во втором смысле. «Миф — это факт мироощущения, которому можно придать разную форму — песни, действа, сказки, повести, запевки. Миф принадлежит к сфере словесности не как жанр...» [Дьяконов, 1977, с. 17] (см. о том же [Стеблин-Каменский, 1976, с. 87]). Словесный миф, таким образом, представляет собой наиболее характерное проявление мышления определенного типа. Но законы этого мышления находили воплощение не только в словесных текстах, но и в результатах материальной деятельности людей. Поэтому вещь может рассматриваться как феномен, созданный по законам мифологического сознания. Важнейшая особенность этого сознания — освоение мира при помощи не абстрактных понятий, а образных представлений. На ранних стадиях развития мышления человек опирался не столько на свой разум, сколько на все чувства; по словам К. Маркса, мифология — это «бессознательно-художественная переработка природы (здесь под природой понимается все предметное, следовательно, включая и общество)» [Маркс и Энгельс, т. 12, с. 737].

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •