Добро пожаловать!
Www.istmira.Ru
 
Первобытное общество
Древний мир
Средние века
Новое время
Новейшее время
Первая мировая война
Вторая мировая война
История России
История Беларуси
Различные темы



Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Итоги первой мировой войны Страница - 2

Легенда о том, что Государственная дума как учреждение встала во главе революции, решив после своего официального роспуска 26 февраля «не разъезжаться», абсолютно не соответствует действительности. Дума, наоборот, послушно подчинилась роспуску и была совершенно не способна на красивый революционный жест. «Временный комитет членов Государственной думы» ходом событий и молчаливым признанием масс был поставлен во главу революции. Из этого комитета вышло Временное правительство.



Но у органа революции немедленно нашелся и конкурент, предъявивший свои права — пока еще не на участие во власти, а на контроль над ней. В первый же день революции рядом с Государственной думой в залах Таврического дворца появился наскоро созванный «совет рабочих и солдатских депутатов» — учреждение, в глазах революционизированных масс сохранившее авторитет со времени неудавшейся революции 1905 г.



В обстановке первых дней революции совет не считал себя вправе захватить власть, выпавшую из рук


Итоги первой мировой войны Страница - 2

В. И. Ленин. Фотография. 1918 г.



Царя. Как только обнаружилась инициатива думского комитета, совет уступил ему место. Взаимные отношения между двумя учреждениями, из которых только одно — Временное правительство — считало себя и было признано другими законной властью, были установлены 1 — 2 марта 1917 г. По этому соглашению «демократия» признавала новое правительство «властью», хотя и «создавшейся из общественно-умеренных слоев общества», но «в той мере, в какой она будет действовать в направлении осуществления принятых обязательств», заслуживающей «поддержки демократии», каковая «должна быть ей оказана».



Уже 7 марта большевистский петербургский комитет социал-демократов постановил предложить совету рабочих и солдатских депутатов принять немедленные меры к «свободному доступу на фронт и в ближайший его тыл для преобразования фронта в организованную на демократических началах революционную армию и для революционной агитации, для чего послать на места эмиссаров совета и свободно допускать партийных агитаторов; обратиться через социалистические партии всех стран с призывом к пролетариату вести революционную борьбу против своих угнетателей и начать бра-танья на фронтах с революционными войсками российской демократии...»



С этих пор двойной целью большевиков, особенно после приезда эмигрантов, становится, с одной стороны, разложение армии, с другой — агитация за немедленный мир «без аннексий и контрибуций».



Народ устал от бессмысленной войны. Агитация и пропаганда большевиков попадала на подготовленную общими антивоенными настроениями масс почву. В армии влияние большевиков было очень сильно, особенно в гарнизонах крупных промышленных центров, среди моряков Балтийского флота и солдат Северного и Западного фронтов. 1(14) октября газета «Солдат» писала: «Возглас «Вся власть Советам!» единодушно раздается по всему фронту — с крайнего Юга до крайнего Севера. Без него не обходится ни одна почти резолюция».



Общенациональный кризис в России сопровождался кризисом власти.



Один из лидеров кадетской партии В. Д.Набоков вспоминал о работе Временного правительства: «Припоминается ежедневная лихорадочная работа, начинавшаяся с утра и прерывавшаяся только завтраком и обедом. Припоминаются беспрерывные телефоны, ежедневные посетители — почти полная невозможность сосредоточиться. И припоминается основное настроение: все переживаемое казалось нереальным. Не верилось, что удастся выполнить две основные задачи: продолжение войны и благополучное доведение страны до Учредительного собрания».



На волне февральской революции возник «феномен Керенского» — эсера, министра-председателя Временного правительства, занявшего после подавления корниловского мятежа пост верховного главнокомандующего. На



• Шт



' % у I



1 #10



АГ



Очередь за хлебом в Томске.



Фотография. 1917 г.



Массовую аудиторию внешность Керенского и манера его выступлений действовали завораживающе.



Один из известнейших журналистов того времени В. Немирович-Данченко писал: «Не только сам горит, — он зажигает все вокруг священным огнем восторга. Слушая его, чувствуешь, что все ваши нервы протянулись к нему и связались с его нервами в один узел.



Вам кажется, что это говорите вы сам, что в зале в театре, на площади нет Керенского, а это вы перед толпою, властитель ее мыслей и чувств. У него и у вас одно большое сердце, и оно сейчас широко, как мир, и как оно прекрасно.



Сказал и ушел Керенский. Спросите себя: сколько времени он говорил? Час или три минуты? По совести, вы ответить не в силах, потому что время и пространство исчезли. Они вернулись только сейчас».



Сам Керенский, отвечая на вопросы журналистов, рассказывал о своих ощущениях во время выступлений перед аудиторией: «Что скажу — не знаю... Повеление, приказ, что сказать, идет откуда-то изнутри, из глубины. Такой приказ, которого ослушаться нельзя, — строгий, настойчивый приказ.



Слова подбираю только вначале, перед тем, как начать. Ведь приказ должен быть передан простым и ясным языком. Но, когда начну, подобранное куда-то исчезает. Являются новые, другие слова, нужные, точные, ясные. Их надо только поскорее сказать, так как другие слова спешат, теснятся, выталкивают друг друга...

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •