Добро пожаловать!
Www.istmira.Ru
 
Первобытное общество
Древний мир
Средние века
Новое время
Новейшее время
Первая мировая война
Вторая мировая война
История России
История Беларуси
Различные темы



Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Сожженная Москва - Страница 1

Григорий

ДАНИЛЕВСКИЙ

Григорий

ДАНИЛЕВСКИЙ

Сожженная Москва

ИЗДАТЕЛЬСТВО

Астрель

МОСКВА

УДК 821.161.1-311.6 ББК 84(2Рос=Рус)1 Д18

Данилевский, Г. П.

Д18 Сожженная Москва : исторический роман / Г. П. Данилевский. —М.: ACT: Астрель, 2011.—314, [7]с.

ISBN 978-5-17-071579-4 (ооо «Изд-воАСТ»)(с.: вср)

ISBN 978-5-271-34102-1 (ООО «Издательство Астрель») Серийное оформление дизайн-студии «Графит»

ISBN 978-5-17-071639-5 (ооо «ИзД-воАСТ»)(с.: КнВВ-2) ISBN 978-5-271-34100-7 (ООО «Издательство Астрель»)

Серийное оформление А. А. Кудрявцева

ISBN 978-5-17-071678-4 (ООО «Изд-во АСТ»)(С.: Русск. класс.) ISBN 978-5-271-34101-4 (ООО «Издательство Астрель») Серийное оформление АЛ. Кудрявцева

Роман о подвиге, навеки оставшемся одним из ярчайших в российской истории. Роман о высоком патриотизме самых обычных людей. Они принадлежат к разным сословиям и классам. Они — совсем не герои. Просто — москвичи, совсем не идеальные, любящие, любимые, мечтающие быть счастливыми и успешными... Но когда в Москву входят войска Наполеона — обычные москвичи становятся героями, способными на колоссальный риск и высокое самопожертвование.

И — горит Москва, подожженная ее собственными жителями. Разверзается огненный ад под ногами у захватчиков...

УДК 821.161.1-311.6 ББК 84(2Рос=Рус)1

© ООО «Издательство Астрель», 2011

Часть первая НАШЕСТВИЕ НАПОЛЕОНА

— Вот башни полудикие Москвы Перед тобой, в венцах из злата, Горят на солнце... Но, увы...

То — солнце твоего заката!

Байрон. «Бронзовый век»

I

Никогда в Москве и в ее окрестностях так не веселились, как перед грозным и мрачным двенадцатым годом.

Балы в городе и в подмосковных поместьях сменялись балами, катаньями, концертами и маскарадами. Над Москвой, этой пристанью и затишьем для многих потерпевших крушение именитых пловцов, какими были Орловы, Зубовы и другие, в то время носилось как бы веяние крылатого Амура. Немало любовных приключений, с увозами, бегством из родительских домов и дуэлями, разыгралось в высшем и среднем обществе, где блистало в те годы столько замечательных, прославленных поэтами красавиц. Москвичи восторгались ими на четвергах у Разумовских, на вторниках у Нелединских-Мелецких и в Благородном дворянском собрании, по воскресеньям — у Архаровых, в остальные дни — у Апраксиных, Бутурлиных и других.

Был конец мая 1812 года.

Несмотря на недавнюю комету и на тревожные и настойчивые слухи о вероятии разрыва с Наполеоном и о возможности скорой войны, — этой войны не ожидали, и в обществе никто о ней особенно не помышлял.

В богатом московском доме шестидесятилетней бригадирши, княгини Анны Аркадьевны Шелеш-панской, у Патриарших прудов, был многолюдный съезд столичных и окрестных гостей. Праздновались крестины первого правнука Шелешпанской. Прабабку и родителей новорожденного приветствовали обильными здравицами и пожеланиями всяких благ.

За год перед тем, в такой же светлый день апреля, в селе Любанове, подмосковной княгини, состоялась свадьба ее старшей внучки, веселой и живой Ксении Валерьяновны Крамалиной с секретарем московского сената, служившим и при дирекции театров, Ильей Борисовичем Тропининым. Торжественно празднуя крестины правнука, княгиня имела и другую причину радости и веселью: ее вторая внучка, степенная и гордая Аврора Крамалина, также, по-видимому, наконец вняла голосу сердца. В доме княгини со дня на день ожидали ее помолвки с гостившим в отпуске в Москве «колонновожатым» (т. е. свитским) Василием Алексеевичем Перовским, который сильно ухаживал за Авророй и был угоден княгине. Базиль Перовский был представлен Авроре — на последнем из зимних московских балов у Нелединских — мужем ее сестры, Ильей Тропининым, своим давним приятелем, товарищем по пансиону и по университету.

Гости княгини начинали разъезжаться. Уехал шестериком, цугом, старец Мордвинов, с распущенными по плечам пушистыми сединами; уехал в желтой венской коляске веселый князь Долгорукий, «prince Calembour»1, как его звали; в английском тильбюри, в шорах, — виновник встречи жениха и невесты, Нелединский-Мелецкий; на скромных городских дрожках — издатель «Русского Вестника» Сергей Глинка и другие. Приемные и обширный, обсаженный липами двор княгини опустели. Остались ее родные и несколько близких знакомых, в том числе почтивший княгиню заездом и особым вниманием старинный приятель ее покойного мужа, новый московский главнокомандующий граф Растопчин. Это был высокий ростом, еще крепкий на вид мужчина лет пятидесяти, с оживленными, умными черными глазами, узенькими бакенбардами, большим открытым лбом и громкою, подчас крикливою речью. Он ранее других гостей узнал от княгини, что поклонник ее второй внучки — тайный сын украинского магната, тогдашнего министра просвещения. Другим княгиня до времени об этом умалчивала.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •