Добро пожаловать!
Www.istmira.Ru
 
Первобытное общество
Древний мир
Средние века
Новое время
Новейшее время
Первая мировая война
Вторая мировая война
История России
История Беларуси
Различные темы



Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Вторая мировая: Война оружейников Страница - 1

МАРИЙ МИЛЧЕВ МАКСИМ ЙОПВЙКЕР



ББК63.3 П 57



Оформление серии художника П. Волкова



В оформлении переплета использована иллюстрация художника А. Сальникова



Попенкер М. Р., Милчев М. Н.



П 57 Вторая мировая: Война оружейников. — М.: Яуза, Эксмо, 2008. — 768 с. — (Война и мы. Стрелковое оружие).



КВЫ 978-5-699-26646-3



Вторую мировую войну не зря окрестили «войной оружейников».



Она вызвала колоссальный переворот в военном производстве, настоящую оружейную революцию.



В 1939 году Европа вступила в бой с легкими танками, устаревшими бипланами и антикварными магазинными винтовками, а завершила Вторую мировую под лязг гусениц «тигров» и «исов» и рев первых реактивных истребителей.



Те же процессы происходили и в области стрелкового оружия. Меньше чем за пять лет был совершен грандиозный технологический рывок, который привел к появлению абсолютно новых его классов, таких, как штурмовые винтовки и единые пулеметы.



Именно в годы Второй мировой родились схемы огнестрельного оружия, используемые по сей день, и такие легендарные модели, как «Штурмгевер-44», пулемет МС-42/МС-3 и, наконец, прославленный автомат Калашникова.



Всю войну шла стремительная гонка стрелковых вооружений, заочное соревнование лучших конструкторов враждующих держав. Этой великой схватке оружейников и посвящена данная книга.



ББК 63.3



© М. Р. Попенкер, М. Н. Милчев, 2008 © ООО «Издательство «Яуза», 2008 © ООО «Издательство «Эксмо», 2008



ISBN 978-5-699-26646-3



Введение



Вторая мировая война вошла в историю человечества самым кровопролитным и всеохватным военным конфликтом среди всех когда-либо разгоравшихся на земном шаре. В результате напряженных усилий ученых, конструкторов и технологов в распоряжении военных оказались такие чудеса научной мысли, как радар, компьютер, реактивный самолет и, наконец, самое мощное оружие — атомная бомба. Все эти образцы вооружений прошли испытание боем и внесли весомый вклад в победу, а в послевоенное время некоторые из них освоили гражданские профессии. Однако нельзя отрицать роль «классической» военной техники, на долю которой пришлось основное бремя войны.



В частности, важную роль во Второй мировой сыграло стрелковое оружие. Несмотря на то что доля потерь от пулевых ранений составляла, в зависимости от театра военных действий и периода войны, от 5 до 30 %, невозможно представить ни одно из сражений, в котором можно было бы обойтись без винтовок и пулеметов. Причем этот вид вооружений активно использовался не только «основным потребителем», то есть пехотой — танкисты, артиллеристы и даже летчики не могли и помыслить о том, чтобы отправиться в бой без личного оружия. И не в последнюю роль именно благодаря стрелковому оружию Вторая мировая стала по-настоящему «мировой» и проникла в самые укромные уголки земного шара. На затерянный в Тихом океане атолл или в непроходимое болото в лесах Белоруссии не могли добраться ни танк, ни тягач с орудием, поэтому единственным средством достижения победы оставался именно этот «архаичный» вид вооружений.



Впрочем, тезис об «архаичности» стрелкового оружия весьма спорен. Если совершить экскурс в историю, то можно убедиться, что темпы совершенствования материальной части стрелкового оружия примерно соответствуют скорости развития прочих видов вооружений, включая артиллерию и флот. Примерно с середины девятнадцатого века у всех типов военной техники наметился резкий качественный подъем, при этом стрелковое оружие по темпам внедрения инноваций зачастую надолго оставалось лидером, и нередко это было вынужденной мерой. Например, внедрение массового нарезного оружия значительно увеличило дальность стрельбы среднестатистического пехотинца, поэтому плотные боевые порядки «выкашивались» с поражающей быстротой. Результатом стало появление казнозарядного оружия, позволявшего производить перезарядку из положений «лежа» или «с колена» и таким образом уменьшить процент потерь.



Стремительное улучшение технологий производства стрелкового оружия было направлено не только на улучшение его боевых качеств. Грамотно построенный процесс изготовления и сборки деталей винтовки либо револьвера заметно снижал стоимость каждого экземпляра и обеспечивал его массовое производство силами даже небольшой фирмы. Благодаря этому рынок стрелкового оружия быстро заполнился самыми разнообразными системами, каждая из которых, возможно, была не идеальной по своим характеристикам, однако позволила избежать ошибок другим разработчикам.



Примерно с той же поры встал вопрос об оценке качества системы стрелкового оружия. Разумеется, в предыдущие годы отбор наиболее подходящих образцов оружия тоже практиковался, однако те оружейные комиссии могли позволить себе роскошь неторопливого и вдумчивого выбора (в кремневом оружии французский батарейный замок без каких-либо изменений просуществовал два столетия). А вот с начала XIX века основное оружие пехотинца стало совершенствоваться с невиданной ранее быстротой — в итоге нередка была ситуация, при которой линейные войска уже имели на вооружении винтовки с унитарным патроном, тогда как резервные части довольствовались дульнозарядным капсюльным штуцером.



Конечно же, каждая новая система, поступавшая на суд военных экспертов, характеризовалась создателем с самой лучшей стороны. Задачами оружейной комиссии стали: отсеивание заведомо неудачных систем, принятие на вооружение доведенных образцов оружия, а также ведение собственных разработок но наиболее перспективным моделям, предложенным на суд экспертов. Казалось бы, ничего сложного в такой работе нет — в конце концов, достаточно обратить внимание на ту модель винтовки либо карабина, что пользуется наибольшим спросом на гражданском рынке, однако такой подход является в корне ошибочным.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •