Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
>

ЗНАНИЕ-СИЛА 10/2000


Развитые страны

13280 ¦3350 ¦ 3390

12290

19601 19901 20101

Южная Азия

IZ070

19801 19901 20101

12520

Вода

С начала века потребление воды выросло более чем в шесть раз. Свыше половины всего объема расходуется сегодня в азиатских странах. Если потребление воды в Европе и Северной Америке будет расти все еще очень медленно, то в Африке, Южной Америке и Азии ожидаются высокие темпы прироста расхода. Во многих странах расходуется больше воды, чем имеется в наличии для устойчивого пользования. Если в какой-то стране наличие запасов воды не достигает 1000 м3 на душу населения в год, то это означает ее нехватку, что наносит ущерб экономическому развитию и здоровью людей. В 1990 году от нехватки воды страдали 20 стран. В 2025 году их число превысит 30. В зависимости от темпов роста населения число страдающих от этого людей вырастет с 132 (1990 г.) до 653-904 миллионов в 2025 году.

19801 19901 20101

19601 1990| 20101

Африка к югу от Сахары

IZ080 12040

2280

Мир в целом

12580 И 2720 ВИЛ 2900

1990 и 2025

Страны, которым грозит нехватка воды

Грамотность

Население старше 15 дет, в проц.

Мир В И«Ш

«днейшие развивающиеся страны 1980 1990 2000 2010

РАЗМЫШЛЕНИЯ У КНИЖНОЙ полки

Вячеслав Шупер

Торжество истины над здравым смыслом

(«Анатомия кризисов». Отв. ред. В.М.Котляков. М.: Наука, 1999. - 239 с.)

Давно уже стало немодным цитировать классиков марксизма-лени-низма по поводу и без, да и самих этих классиков, слава богу, нет более. Тем не менее вряд ли стоит забывать остроумное замечание Ф. Энгельса о том, что здравый смысл является весьма почтенным спутником в четырех стенах домашнего обихода, но начинает испытывать самые удивительные приключения лишь только отважится выйти на широкий простор исследования.

Действительно, наука, по сути дела, начинается там, где мы не можем более обходиться здравым смыслом, потому как вынуждены вступить в область неведомого. Сплошь и рядом современное общество крутится как белка в колесе в кругу привычных представлений именно потому, что колесо это стало для него размером со Вселенную и возможность выхода за его пределы даже не рассматривается. Нынешнее пренебрежение к науке связано в значительной мере с трагическим забвением этого положения и твердым убеждением в том, что в наших практических делах здравый смысл был, есть и будет единственной надежной опорой.

Рождение новой науки

У нас на глазах формируется новая наука, обладающая своей исследовательской программой. Эта программа основана на представлениях о фундаментальном единстве эволюционных процессов, протекающих как в природе, так и в обществе. Как заранее предуготованный дар она получает теоретический и математический аппарат синергетики.

Глубокая перестройка научного мировоззрения, импульсы к которой исходят из самой науки, привела к радикальному перераспределению внимания научного сообщества в пользу неравновесных процессов, к отказу от классических представлений о причинности не только в области микромира (квантовая механика), но и во многих других областях, несравненно более близких к нашему повседневному опыту.

При этом новая научная революция разворачивается в предельно неблагоприятных для развития науки условиях, в условиях общего кризиса рационализма, снижения авторитета научного знания и уровня образования, распространения нелепейших суеверий даже в самых образованных слоях общества и, как следствие, утраты интереса и уважения к фундаментальным исследованиям.

Неблагоприятная социальная обстановка оказывает заметное влияние на постановку даже самых фундаментальных научных проблем, и как следствие — они Moiyr теперь серьезно обсуждаться только в контексте решения прикладных задач. Географии и экологии никоим образом не было суждено избежать обшей участи, и хотя авторы приложили прямо-таки героические усилия для того, чтобы от этого уйти, им это удалось не вполне, и нейтральные вопросы, на которые они пытаются дать ответ, поставлены проблемами современного общества, а не выросли из логики развития самой науки. Прогресс знания тормозится регрессом социальной практики.

Авторы рецензируемой монографии (А.Д. Арманд, Д.И. Люри, В. В. Жерихин, А.С. Раутиан, О. В. Кайданова, Е.В. Козлова, В.Н. Стрелецкий, В.Г. Буданов) поставили перед собой задачу; которую без преувеличения можно назвать грандиозной, — предложить концепцию самоорганизации, приложимую как к природно-географическим, так и к социально-географическим явлениям. А одновременно — продемонстрировать плодотворность этой концепции при решении фундаментальных и прикладных задач, стоящих перед географической наукой. Кризисы при этом интересны не столько сами по себе, сколько как звено, позволяющее вытянуть цепь, то есть решить значительно более масштабные научные задачи, хотя уже от самой идеи рассмотреть кризисы в эволюции — от звезд до цивилизаций — и выявить в них общие закономерности у человека с не до конца атрофировавшейся любознательностью должно захватывать дух.

Кризис — деградация или прорыв в будущее?

Впрочем, и мировоззренческое значение самих кризисов проанализировано глубоко и нетривиально. Кризисы понимаются авторами как необходимое условие эволюции в природе и обществе, как события, которые только и делают возможной структурную перестройку системы. Это относится и к экономическим кризисам, к которым мы наименее склонны относиться философски и которые совсем не склонны анализировать с финалистских позиций, то есть как процессы, подобные природным в том смысле, что они детерминированы конечным состоянием, а не начальными условиями. «Если зарождение кризиса определяется физическим и моральным устареванием техники, то выход из него под-готавливается заранее фактором, имеющим идеальную природу. Научные открытия, идеи могут возникнуть как угодно давно, но если во второй половине предшествующего цикла они оказываются доведенными до состояния технологических разработок, то во время кризиса имеют шанс получить массовое признание, применение на практике и послужить восстановлению экономического равновесия. Здесь очевидна аналогия с общественно значимыми идеями, способными организовать массы в период пассионарного толчка, открывающего новый цикл этногенеза (с. 115)».

Разумеется, специалисты могут задним числом объяснить крах нью-йоркской биржи в 1929 году и все, что за ним последовало, сугубо экономическими причинами, да и часто ли возникают в науке и в жизни ситуации, когда что-то не удается объяснить задним числом? Иногда такие объяснения бывают ошибочными, но, как правило, они просто не являются единственно возможными. Дело вовсе не в том, что нам более не следует доверять тому, что написано о Великом кризисе в серьезных монографиях и хороших учебниках, а в том, что, образно говоря, на этом месте что-то должно было случиться, и более адекватная экономическая политика могла бы просто смягчить удар, но избежать длительной депрессии не сумели бы ни Кейнс, ни Хайск.

Методологической основой этой грандиозной по замыслу работы служит представление о единстве эволюционных процессов в природе и обществе. «Неравномерный, импульсивный характер развития жизни на земле, как и развития человеческой культуры, позволяет предполагать, что оба явления относятся к классу систем, изучаемых синергетикой. Для сложных эволюционирующих систем разной природы оказывается типичным после длительного спокойного периода развития переход к режиму с обострением... Вполне возможно, что всплески формообразования живых организмов в вендекембрии, силуре, перми, олигоцене и четвертичном периоде могут изучаться как фазы обострения эволюционного процесса.

Так же как верхнепалеолитическая, неолитическая, бронзовая, античная и новейшая (научно-техническая) революция человеческой истории (с. 100)».

Две конкретные разработки позволили блестяше реализовать этот подход. Первая — построение филогенетического дерева для явлений культуры по аналогии с классическими представлениями эволюционной биологии. Явления культуры эта смелая гипотеза наделяет способностью к саморазвитию в направлении возрастания сложности и разнообразия, что позволяет организовать наши знания об их эволюции теми же способами, какие мы применяем для представления эволюции живого.

Вторая — сопоставление темпов видообразования в природе и культуре, результаты которого представлены на интереснейшем графике (с. 100). Идея состоит в том, что анализ эволюции техники и предметов быта может дать ключ к реконструкции биологической

Страницы:1 -2 -3 -4 -5 -6 -7 -8 -9 -10 -11 -12 -13 -14 -15 -16 -17 -18 -19 -20 -21 -22 -23 -24 -25 -26 -27 -28 -29 -30 -31 -32 -33 -34 -35 -36 -37 -38 -39 -40 -41 -42 -43 -44 -45 -46 -47 -48 -49 -50 -51 -52 -53 -54 -55 -56 -57 -58 -59 -60 -61 -62 -63 -64 -65 -[66] -67 -68 -69 -70 -71 -72 -73 -74 -75 -76 -77 -78 -79 -80 -81 -82 -83 -84 -85 -86 -87 -88 -89 -90 -91 -92 -93 -94 -95 -96 -97 -98 -99 -100 -101 -102 -103 -104 -105 -106 -107 -108 -109 -110 -111 -112 -113 -114 -115 -116 -117 -118 -119 -120 -121 -122 -



Loading