Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Ливонская война Страница - 32

К крупным операциям в Ливонии русское правительство приступило в 1576 г. Они были направлены главным образом против Ревеля (Таллин), к которому русские войска трижды приступали в течение этого года. В конце 1576 г. была начата правильная осада города, которая была снята только 10 марта 1577 г. В 1576 г. Русское государство не вступало еще в прямое столкновение с Речью Посполитой. Польско-литовскому посольству, которое было отправлено Баторием к Грозному с сообщением о вступлении на престол и с просьбой о перемирии и присылке «опасной» грамоты для великих послов, которых Баторий обещал послать к царскому двору для переговоров о мире, удалось договориться о перемирии и получить «опасную» грамоту для великих послов.

Дурной прием, который был оказан посольству, объяснялся тем, что в грамоте Батория был пропущен царский титул, и Грозный не был назван князем смоленским и полоцким. В результате переговоров польско-литовского посольства Баторию должно было стать ясным, что отказ от Полоцка и Ливонии был главным условием мира, выдвигаемым русским правительством. Тем не менее Баторий немедленно снарядил для переговоров с Грозным посольство во главе с мазовецким воеводой Крыским, минским воеводой Н. Сапегой и подскарбием надворным литовским Скуминым. Начиная мирные переговоры, Баторий стремился выиграть время. Грозный, очевидно, прекрасно понимал это.

Инструкция, которая дана была отправленному для переговоров с Грозным польско-литовскому посольству, ярко свидетельствовала о полной невозможности для русского правительства мирным путем договориться с Речью Посполитой. В инструкции в качестве условий мира выдвигались требования о возврате русским правительством всех территорий, завоеванных у Литвы Русским государством, и Ливонии. Мирный договор между Русским государством и Речью Посполитой должен был включать и шведского короля. Прекрасно понимая, конечно, что такие условия неприемлемы для Русского государства, Баторий поручал послам договариваться и о перемирии. Заключение перемирия и было, без сомнения, главной целью направляемого в Русское государство польско-литовского посольства.

Русское правительство, однако, не дало себя обмануть мирными переговорами. Использовав затруднения Бато-рия, занятого борьбой с Гданьском, и тяжелое международное положение Речи Посполитой, летом 1577 г. оно перешло к решительным действиям против польско-литовских феодалов в Ливонии. Одновременно был радикально пересмотрен план создания Ливонского королевства. Король Магнус, уже в конце 1576 г. вступивший в тайные переговоры с Баторием, был сначала арестован, но потом прощен царем. По новому соглашению под его власть переходила только область к северу от реки Аа, остальная Ливония до Западной Двины оставалась непосредственно за Русским государством.

Военные действия 1577 г. были необычайно удачны для русской стороны. Город за городом, часто почти без сопротивления, сдавались русской армии. Столкновения между Грозным и Магнусом, попытавшимся воспользоваться русскими успехами, чтобы в нарушение условий соглашения с царем расширить свои владения в Ливонии, не могли изменить общего хода событий. Магнус должен был подчиниться требованиям Грозного. В результате успешных военных действий 1577 г. в русских руках оказалась фактически вся Прибалтика, исключая Риги и Ревеля (Таллина). Военные силы Речи Посполитой были оттеснены за Двину. Царь имел все основания гордиться одержанными победами в своем письме к Курбскому, отправленном из завоеванного Вольмара (Валмиера).

Для Русского государства война была фактически окончена. С подчинением Ливонии продолжение борьбы с Речью Посполитой казалось совершенно излишним и опасным. Русская дипломатия искала мирного соглашения, о чем свидетельствуют послания царя к польско-литовскому администратору Ливонии Яну Ходкевичу и к самому Баторию из Вольмара (Валмиеры). Предлагая Ходкевичу добиваться мира между Русским государством и Речью Посполитой, Грозный подчеркивал: «Николи тово слова небывало, имянно что с Лифлянскою землею мир, а мы нынешним своим походом Литовские земли ничем не зацепляли, и не изобидили» В письме к Ба-торию Грозный также отмечал это обстоятельство: «А мы великого Князства Литовского и Литовских людей ничим не зачепили...» Далее в письме говорилось: «...И ты б, как есть Господар хрестиянский... на кровопролитье бы еси хрестьянское не прагнул, и послов своих к нам с по-честливостью для братские приязни посылал неомешкаю-чы. А мы с тобою дружбы и любъви и братские приязни хотим, как будет пригоже, а в нашу б еси отчину в Лиф-лянскую землю и во все наши пограничъные места вступатися не велел, и рати и войны не замышляти» 18.

Однако поход 1577 г. не привел к победоносному для Русского государства завершению войны в Прибалтике. Русские успехи этого года оказались последней, отчаянной попыткой правительства Грозного радикально разрешить в пользу Русского государства балтийский вопрос.

7. Походы Стефана Батория против Русского государства.

Окончание Ливонской войны

Вслед за походом 1577 г. Ливонская война вступила в свою заключительную и неудачную для русской стороны стадию.

Что блестящие успехи 1577 г. не поведут к прекращению войны, русское правительство могло видеть в начале 1578 г., когда в ходе мирных переговоров русского правительства с польско-литовским посольством выяснилась не только невозможность достичь мирного соглашения, но и фактически даже не удалось договориться о прочном перемирии. Заключая трехлетнее перемирие,


 
Разместил: admin

html-cсылка на страницу
BB-cсылка на страницу

Комментарии

 

 

Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

 

Www.istmira.ru