Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Геракл - Страница 1 Древний мир

Антонио Дионис Геракл



Геракл - Страница 1 Древний мир

АНТОНИО



ДИОНИС


Геракл - Страница 1 Древний мирГеракл - Страница 1 Древний мир

АНТОНИО ДИОНИС


Геракл - Страница 1 Древний мир

ГЕРАКЛ



Мммсм



Аджв



Mi



Антонио Дионис ГЕРАКЛ



Перевод с английского и литературная обработка текста Я. Бохан



ЧАСТЬ I ГРИМАСЫ ОЛИМПА



Гера


Тяжелая чаша, изукрашенная рубинами и изумрудами, тяжело грохнулась о мраморные плиты пола и покатилась, оставляя пурпурную дорожку. Терпкое вино из позднего винограда растеклось по полу кровавой лужицей. Взметнулось пламя в светильниках.



Гера, любимая жена всемогущего Зевса, откинула шкуру, и, зябко поджимая пальцы, пробежала к окну. В покои царицы мягким котенком вползал туман и стлался белесыми полосами. Гера встряхнула кудрями. Черные густые пряди, как живые, встрепенулись, окутывая богиню черным плащом. Богиня пристально вглядывалась вдаль, закусив нижнюю губу. Знакомое томление токами пробежало по се телу. От напряжения мелкие капельки пота собрались на лбу. Они сливались, холодной струйкой стекали по коже лица, но богиня словно оцепенела. И лишь глаза метали злые молнии, юркие, словно земные ядовитые змейки.



Гера не впервые боролась с ревностью, но всякий раз проигрывала неравную борьбу. Богиня не была красавицей, но всякий, хоть раз вкусив сладость, разлитую в пышных формах женского тела, подпадал под очарование небесной царицы. Очень уж своенравно сливались в ней недоступность небес и земное сладострастие. Особенно неповторимы были глаза Г'еры -черные маслины, глядящие сквозь темень ресниц, обещающие усталому путнику покой и



Приют в жаркий день. И горделивые ниточки бровей, презрительно черканувшие чело богини.



Словом, чернокожий раб, замерший в тяжелых складках занавеси, плотоядно облизывал вывернутые губы, встречающая горделивое светило. Фионил сначала помогал приемному отцу, вприпрыжку горным козленком скакал по утесам, беспечно швыряя камешки в бездну. Потом, когда водонос занемог, пришла очередь Фионила тащить на спине тяжелый кувшин. Благо горный родник был чист и светел, как слеза ребенка, холоден до озноба, словно взгляд высокомерной красавицы - постоянные покупатели жаловали воду старого водоноса. И очень жалели, когда Фионил, спустившись однажды ветреным утром принес в городок у подножия гор печальную весть. Фионил похоронил приемного родителя по обряду, и сам взялся за нелегкое ремесло: горбом, как известно, лишь заработаешь на миску похлебки да стаканчик кислого вина к празднику.



Но Фионил был молод и белозуб. Далеко по площади разносился его звонкий голос:



А вот вода! Свежая вода! Кому вода! - и случайный прохожий, завороженный звенящей в воздухе радостью, хотя нехотя, бросал в пыль пару медяков мальчишке-водоносу.



В то утро, когда боги послали Фионилу Физбу, он от пробуждения чувствовал необычайное волнение в крови. Проснулся разом, откинув баранью шкуру, служившую в непогодь плащом, а по ночам постелью. Рядом вертелся ручной козленок, тычась розовым носом в ладони. Фионил раскрошил ему оставшуюся от ужина краюху хлеба, схватил кувшин и, не удосужившись набрать, как обычно, воды ринулся вниз, словно его кусали за пятки бешеные собаки.



Родничок зажурчал вслед с укоризной, но Фионил отмахнулся:



Потом! Прости, друг, но потом!

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru