Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Кавказ и Восточная Европа в древности Страница - 124

Позднее, в эпоху зрелого и позднего средневековья, чернь в основном применяется как средство для выполнения декоративных форм и узоров. Со временем все больше разрабатываются ее выразительные возможности и разнообразные декоративные приемы. В ювелирных изделиях того времени чернь становится утонченной, графичной. Черневые узоры в серебряных изделиях средневековой поры словно тонким кружевом заплетаются в сложные, прихотливые и бесконечные по своим вариациям орнаментальные композиции. Вот эти-то ее графические свойства и были, нам думается, усвоены и по-своему развиты русским и европейским серебряным делом в эпоху уже сложившегося средневековья.

Особенно интересно и многообразно применение черни в ювелирном искусстве горного Дагестана XVII—XIX вв. В самых разнообразных украшениях к мужскому и женскому костюму этого времени чернь располагается и «по узору», и «под фон». Причем, их сочетание обогащается еще за счет соединения черни с рельефными, контррельефными и просто гравированными, штриховыми узорами по серебряной или золоченой поверхности. Нередко рельефы гравированных узоров дополняются сканны-ми и зерневыми деталями, а иногда вещь украшается вставками цветных полудрагоценных камней и ярких стекол в высоких кастах. Сочетание всех этих многообразных декоративных приемов обычно строится на принципе соподчинения их одному главному, ведущему средству. Причем такая соподчиненность строго соблюдается и в цветовом, и в пластическом отношениях (рис. 1, 3; 2, 1, 4).

Если главным является рельефный гравированный узор, то черневой орнамент обрамляет его, выявляет, подчеркивает. В этом случае активно включается позолота, покрывающая рельефные формы. В сочетании с позолотой чернь звучит еще отчетливее, ярче, и в ее подчиненности рельефным деталям композиции заключена большая сила выразительности (рис. 2, 2).

Совсем иначе строится соотношение форм, когда главным в декоративном убранстве вещи сохраняется чернь, особенно фоновая. Тогда чаще всего на черневом фоне гравируются крупные контррельефные серебряные узоры. Значительно большую роль в таких декоративных композициях имеет дополнительная гравировка, которой «прорабатываются» все серебряные, выполненные контррельефом центральные узоры. Эта, так называемая дополнительная гравировка, наносимая после наведения черни и позолоты рельефно гравированных узоров, придает всему убранству вещи большую нарядность, изысканность, мерцание (рис. 1, 2, 3; 2, 2, 3).

В эпоху средневековья ни на Западе, ни на Востоке, ни на Руси не были разработаны столь богатые и разнообразные приемы декорировки черневых изделий. Только мастера Кавказа сумели «прочитать» все неповторимое своеобразие и многогранные возможности черни как особого декоративно-выразительного средства художественной обработки серебра. Чернь, рожденная первоначально как особый прочный «заменитель» черной эмали и пасты, была осмыслена затем на Кавказе как самостоятельный ведущий и очень эффектный декоративный и технический прием.

Чернь — это вклад народов Кавказа в сокровищницу мировой культуры ювелирного дела, ибо нигде чернь не получила столь многообразного применения и широкого развития, как на Кавказе.

1 А. А. Иессен. Древняя металлургия Кавказа и ее роль в Передней Азии. «III Международный конгресс по иранскому искусству и археологии 1935». Л.—-М., 1939, стр. 91—103; он же. К вопросу о древней металлургии меди на Кавказе. ИГАИМК, вып. 120, 1935, стр. 7—237; Е. И. Крупнов. Древняя история и культура Кабарды. М., 1957; он же. Древняя история Северного Кавказа. М., 1960; Б. Б. Пиотровский. Эпоха меди и бронзы в Закавказье. «История СССР», ч. 1, 1939; он же. Археология Закавказья. Л., 1949, и др.

2 Т. Каухчишвили. География Страбона. Сведения о Грузии. Тбилиси, 1957, стр. 70—71.

3 Там же, стр. 126.

4 П. С. Уварова. Могильники Северного Кавказа. МАК, VIII, М.,  1900; Е. И. Крупнов. Древняя история Северного Кавказа. М., 1960.

5 Е. П. Алексеева. Позднекобанская культура Центрального Кавказа. «Ученые записки ЛГУ», вып. 13,  1949;

О. А. Артамонова-Полтавцева. Культура Северо-Восточного Кавказа в скифский период. СА, XIV, 1950, стр. 20— 101; А. А. Иессен. Некоторые памятники VIII—VII вв. до н. э. на Северном Кавказе. Сб. «Вопросы скифо-сарматской археологии». М.,  1954;

Б. В. Техов. Раскопки Тлийского могильника. Сб. «Археологические открытия» 1968 года». М., 1969 и др.

6 Г. Чубинашвили. Грузинское ювелирное искусство VII—VIII вв. Тбилиси, 1957; Я. Бочоришвили. Материалы о ювелирном искусстве в горах Кахети. «Материалы по этнографии Грузии», т. VIII. Тбилиси, 1956; он же. Ювелирное искусство в Сванети. «Сообщения АН Груз. ССР», Т. VII, № 5. Тбилиси, 1946.

7 См. материалы позднекобанской бронзы; П. С. Уварова. Могильники Северного Кавказа. МАК, VIII. М., 1900;

Д. М. А таев. Археологические исследования у Главного Кавказского хребта. «Ученые записки Даг. филиала АН СССР», т. VII. Махачкала, 1960, стр. 185—204; Е. П. Алексеева. Позднекобанская культура Центрального Кавказа. «Ученые записки ЛГУ», вып. 13, 1949 и др.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru