Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Кавказ и Восточная Европа в древности Страница - 3

Наиболее широкие и плодотворные работы были развернуты в Севе-ро-Осетинской и Чечено-Ингушской АССР. В 1957 г. СКАЭ начала многолетние исследования в районе Эльхотово-Змейской, где впервые в широких масштабах был раскопан поселок кобанской культуры IX—VIII вв. до н. э. Тогда же другой отряд СКАЭ начал раскопки обширного аланского катакомбного могильника XI—XII вв. у станицы Змейской, а годом позже было начато третьим отрядом изучение крупнейшего средневекового городища Северной Осетии «Верхний Джулат». Полученные здесь археологические материалы ныне принадлежат к числу основных источников по древней и средневековой истории не только Северной Осетии, но и всего Северного Кавказа. Роль Евгения Игнатьевича в организации упомянутых исследований и научной оценке добытых материалов трудно переоценить. Достаточно сказать, что он первым энергично и уверенно присоединился к предположению Л. И. Лаврова о локализации на «Верхнем Джулате» известного в русских летописях «славного ясского города Дедякова» 17.

Огромное значение для разработки все еще слабо изученной истории народов Чечено-Ингушетии имеют многолетние работы СКАЭ на территории ЧИ АССР. Исследованиями учеников Е. И. Крупнова (Р. М. Мун-чаева, В. И. Марковина, В. И. Козенковой, М. X. Багаева и др.) добыт настолько большой материал (от эпохи камня до позднего средневековья), что воссоздание древней истории республики стало вполне реальным делом. Неутомимый организатор и руководитель этих исследований, Евгений Игнатьевич начиная с 1959 г. непосредственно руководил раскопками двухслойного поселения у Сержень-Юрт. Ухудшившееся здоровье не позволило Евгению Игнатьевичу довести до конца эти раскопки, завершенные в последние годы В. И. Козенковой.

Серженьюртовское поселение — второй (после Змейского) древний поселок, раскопанный полностью. Верхний слой его синхронен Змейскому поселению и органически связан с кобанской культурой. Материалы этого слоя, особенно результаты радиоуглеродного анализа древесного угля, позволили Е. И. Крупнову вновь вернуться к вопросу о датировке и пгрипдимпяя кобанской культуры и прийти окончательно к убеждению, ш юбиаски культура сформировалась и бытовала на Центральном Кав-ваме с XI во IV в. до и. э.. пройдя три последовательных этапа своего рвята. Этому посвящена одна из последних статей исследователя «Об Ўвмвеявой датировке и периодизации кобанской культуры» 1в.

Еие большее значение имеют материалы из нижнего культурного слоя Сержеяьюртовского поселения. По его наблюдениям эти материалы тесно г««1яы с аналогичными материалами Дагестана и Закавказья и позволяют сделать важный исторический вывод о существовании в III тыс до и. э. общекавказской культурной и этнической общности. Обоснование этого вывода с привлечением широкого круга историко-лингвистических исследований мы находим в проблемной работе Е. И. Крупнова «Древнейшая культура Кавказа и кавказская этническая общность» 19. Это исследование отражает никогда не оставлявший Евгения Игнатьевича глубокий интерес к проблеме происхождения народов Кавказа.

Многосторонняя работа коллектива СКАЭ освещена не только в многочисленных статьях, но и в трех томах трудов экспедиции, редактором и одним из авторов которых был Е. И. Крупнов 20.

В последние годы жизни Евгений Игнатьевич, обобщая свой научный опыт, обращается к замечательному устнопоэтическому творчеству северокавказских народов — нартскому эпосу.

Длительное изучение кобанской культуры привело его к заключению о том, что именно в эту героическую эпоху первого появления железа могло сформироваться основное ядро нартского эпоса. Работа Е. И. Крупнова «О времени формирования основного ядра нартского эпоса у народов Кавказа»21 привлекла внимание не только специалистов, но и широкой научной общественности. Основательное исследование о нартском эпосе было мечтой ученого, но ей, к сожалению, не было суждено сбыться.

Поистине «лебединой песнью» Евгения Игнатьевича стала сданная им в печать в 1970 г. «Средневековая Ингушетия». И здесь исследователь остался верен себе — зародившийся еще в молодости интерес он целеустремленно пронес через всю жизнь и вновь вернулся к нему в конце своего творческого пути. Основательно переработав и пополнив новыми материалами свою кандидатскую диссертацию, Е. И. Крупнов дал по существу новую монографию, впервые (после устаревшей книги Г. К. Марти-росиана) освещавшую слабо изученную историю Ингушетии.

Говоря о творческом пути Е. И. Крупнова, нельзя не сказать особо о его многолетней научно-педагогической деятельности. Евгением Игнатьевичем подготовлен большой отряд высококвалифицированных археологов, ныне работающих в центральных и местных научных учреждениях (И. Г. Нариманов, Д. А. Халилов, Т. А. Бунятов, Р. М. Мунчаев, В. И. Марковин, В. А. Кузнецов, В. И. Козенкова, Д. М. Атаев, И. М. Мизиев, В. В. Бжания, О. X. Бгажба, М. X. Багаев, О. Д. Даву-дов и др.). Особое внимание Е. И. Крупнов уделял подготовке национальных кадров археологов, считая это своим долгом и щедро делясь с молодежью не только знаниями и опытом, но и накопленными археологическими материалами.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru