Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Введение в дальневосточную археологию - Страница 3

Первой собственно археологической работой по югу Дальнего Востока стала рукопись горного инженера И. А. Лопатина, проводившего в 1863 г. геологические изыскания в Приамурье3. В этой рукописи приводятся, со ссылкой на Кунста, сведения о траншее (канаве), прорытой, по-видимому, на мысе. Шелеха — это первые сведения о памятнике с каменными орудиями па территории Приморья. И. А. Лопатин привел и рисунки двух сосудов из этой траншеи.

В 1880 г. М. И. Янковский 4 произвел первые раскопки раковинной кучи на мысе Туманном. Этот мыс — одно из многочисленных мест с раковинными кучами на полуострове, который теперь носит имя Янковского, как и открытая им археологическая культура. В опубликованной затем небольшой заметке 5 содержится целый комплекс наблюдений. М. И. Янковский сразу отметил морскую ориентацию хозяйства, главным в котором считал собирание моллюсков и рыбную ловлю. Моллюски, по его мнению, составляли «насущный хлеб». Кости млекопитающих, найденные здесь, определял знаменитый И. Д. Черский, обнаруживший как диких: пятнистый олень, косуля, так и домашних животных: бык, собака. Янковский сопоставил раковинные кучи Приморья с датски ми кьёккенмёддингами, высказал мысль о единстве путей развития человеческой культуры на берегах Тихого и Атлантического океанов.

Сегодня мы убеждаемся в том, что моллюски-устрицы действительно были в этой культуре «насущным хлебом» (однако это продую более высокого, нежели собирательство, хозяйства — аквакультуры), и в том, что VI нож ест во р а кови н н ых куч в мире оставлены не собирателями. Сто лет для переоценки понадобились не потому, что первым исследователям не хватило прозорливости. Изменился уровень научных представлений, накопилась новая информация, а главное, в работу включились специалисты по аквакультуре. Но показательно то, что уже первые исследования были комплексными, в них участвовали зоологи, стоявшие у истоков отечественной археологии первобытного общества. Комплексность работ и сегодня остается одной из самых актуальных и далеко не полностью решенных задач.


Одним их таких зоологов, а также археологом и этнографом был И. С. Поляков, открывший Костенки под Воронежем, раковинные кучи на Сахалине и в Японии и поработавший в 1881 г. на п-ве Янковского и в заливе Посьета 6.

И. С. Поляков отметил лов лососевых рыб, сопоставил раковинные кучи в разных пунктах приморского побережья, отметил их единство, обилие шиферных и отсутствие ретушированных, собственно неолитических орудий. Он обратил внимание на различия орудий и фауны приморских памятников с раковинными кучами Сахалина,— памятниками, как известно сейчас, охотской культуры. Первым обратился Поляков и к этнографическим, в данном случае, алеутским, аналогиям.

В 1884 г. раскопки на п-ове Янковского, но уже в другом месте, у м. Бринера, на крупнейшей раковинной куче продолжил В. П. Маргаритов, учитель, геолог, этнограф 7. Эти раскопки проводились на средства и по поручению только что созданного общества изучения Амурского края8, первого на Дальнем Востоке исследовательского учреждения. В. П. Маргаритов обнаружил и описал десятки артефактов и впервые для Дальнего Востока стал выделять типы вещей одного функционального назначения. Он открыл остатки погребения, заметил преобладание в раковинных кучах устриц, правильно оценил значение лагуны Лебяжьей в формировании памятников и попытался реконструировать геоморфологию побережья. Возраст культуры Маргаритов скорее угадал, нос удивительной прозорливостью и отнес его на 15 столетий раньше Бохая, т. е. к VIII—VII вв. до н. э.! Вслед за Янковским Маргаритов полагал, что поселения на берегу - сезонные. Век спустя к этой мысли вернулась и попыталась ее аргументировать Ж. В. Андреева 9. Аргументы и сама идея представляются ошибочными, но следует признать, что мы пока не располагаем точной методикой, которая позволила бы составить ясную картину функционирования одного или нескольких соседних поселений. Хронология ушла от стадии угадываний, а вот микрохронология на Дальнем Востоке еще не родилась.

В целом работы М. И. Янковского, И. С. Полякова и В. П. Маргаритова - в 1880—

Рис. 2. Маргаритов В. П.


1885 гг. составляют 1 период в истории археологии изучения региона, короткий, но продуктивный, вполне профессиональный, на хорошем и сел едов а тел ьс ко м уровне своего времени. Они создали основу всего дальнейшего развития. Заметим, что в это время отсутствуют работы такого рода по Китаю, Корее, а в Японии первобытная археология только зарождается.

II этап связан с деятельностью Общества изучения Амурского края, он может быть датирован 1885—

1922 гг. Открытия, экспедиции, публикации этого периода описаны многократно.

Отметим несколько момен тов.

Ф. Ф. Буссе принадлежит открытие первых поселений с землянками, в том числе неолитическими, им же впервые поставлен вопрос о раннем земледелии в крае. По материалам Ф. Ф. Буссе в 1908 г. Л. А. Кропоткин издал археологическую карту — первую для всего Дальнего Востока 1". Данные этой карты не исчерпаны до сих пор. Так, о. Петрова, глухо упомянутый в описании, был исследован только в 60-е гг. XX н. Открытая


Н. Альфтаном писаница на притоке Бикина была переогкрыта В. И. Дьяковым в 70-е годы. На этом этапе несколько раз делались попытки выработать периодизацию, при этом А. В. Елисеев*

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru