Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Введение в дальневосточную археологию - Страница 5

Перед войной в краеведческом музее во Владивостоке нача* работать археолог Юрий Петрович Медведев: он не успел оста вить своих работ, ушел на фронт и погиб. Погибли известны ученые: копавший первым на о. Сучу А. М. Золотарев и А. В. Щ чинский, первым в 1940 г. копавший мохэские поселения на Сред нем Амуре 18.

Своеобразным итогом периода стали работы Л. Н. Иваньев Краевед, много лет посещавший раковинные кучи в районе Вла дивостока, Л. Н. Иваньев составил прекрасную библиографию ар

12

Рис. 5. Окладников А. II.

Хеологии Приморья (рукопись) и опубликовал в центральных археологических изданиях 2 сообщения 9. Из этих работ видно, как много открыто, опубликовано и как мало продвинулось знание о прошлом. По существу Л. Н. Иваньев повторил в 1952 г. тс представления о культуре с раковинными кучами, как о культуре неолитической, которые сложились еще в 1880—1885 гг. И это была единственная известная в то время первобытная археологическая культура в Приморье.

В целом дореволюционная и предвоенная история археологии Приморья и Приамурья оставила нам добротное наследие открытых памятников, методов и идей, но отсутствие на месте постоянно действующих исследовательских учреждений и экспедиций стало тормозить дальнейшее движение. Ситуация коренным образом изменилась в 1953 г., когда в Приморье начали работать А. П. Окладников и Г. И. Андреев. Родилась Дальневосточная экспедиция, объединившая ученых Ленинграда и Москвы. Экспе-

Диция поменяла город базирования (с 1961 г.— Новосибирск), сменила название на Северо-Азиатская, включила в свои отряды ученых из разных городов Дальнего Востока и Сибири, разрослась, подключая вузы и вновь созданные исследовательские центры, и вот уже более 30 лет эта работа формирует тот корпус кадров, источников и знаний, который мы сегодня называем дальневосточной археологией.

По сути дела в 1953 г. начался современный этап развития, который очень трудно расчленить на отдельные составные части. Трудно подобрать критерий такого деления: выход крупных публикаций, организационные перестройки, подключение нового поколения ученых. Все это происходит на протяжении 30 с лишним лет. Огромное влияние на развитие исследований, подготовку кадров, формирование новых учреждений оказал Алексей Павлович Окладников. Под его руководством проведены крупнейшие раскопки, его перу принадлежат очерки, монографии, обобщающие и популярные работы. Многое сделано учениками А. П. Окладникова. Период активной деятельности ученого вполне может быть назван окладниковским — он прервался в 1981 г. Такой подход к периодизации правомерен, но он отражает только внешнюю сторону развития, ценнее уловить внутренние закономерности процессов, а для этого вернемся к началу, к 50-м годам.

Отряды А. П. Окладникова и Г. И. Андреева работали параллельно, фактически независимо друг от друга. В первые же сезоны были открыты великолепные многослойные памятники: Осиновка, Рудная, Зайсановка, Сенькина Шапка — на них проводились раскопки. В 1956—1959 гг. открыты и раскапываются Кроуновка, Песчаный, Харинская, Кировский, Валентин, Синие Скалы, открыты десятки новых поселений. Уже в первых, предварительных сообщениях культура раковинных куч переосмысливается как культура эпохи металла — бронзового века.

Выделяется неолит, формируется стратиграфическая шкала. В 1959 г. вышла в свет книга А. П. Окладникова 20. В ней уже сформирована в своем нынешнем состоянии колонка палеометалла: Харинская — Песчаный — Кроуновка — Сенькина Шапка. Труднее шло стратифицирование неолита, этот вопрос рассматривал Г. И. Андреев, он наметил периодизацию хасанских стоянок — 4 фазы— от середины III до конца II тыс. до н. э. 21 1959 г.— своеобразный рубеж, «Далекое прошлое Приморья» стало его итогом. Материалы и выводы книги затем многократно повторялись в «Истории Сибири» 22 и других работах. На этом этапе вполне проявлялись различия в методике и подходе к источникам двух групп исследователей. А. П. Окладников вел работы более широкого масштаба, сочетавшие стационарные раскопы и разведки. С ним работали Н. Н. Забелина, Р. С. Васильевский, М. В. Воробьев, В. Е. Ларичев, Н. В. Ивочкина, Э. В. , Шавкунов. С Г. И. Андреевым работала Ж. В. Андреева, разведки преобладают над раскопками, последние, как правило, ведутся один сезон на памятнике.

Обе группы исследователей используют обычные для советской археологии методические приемы, но при этом есть и существенные отличия.

А. П. Окладников и Н. И. Забелина много внимания уделяли стратиграфии и разработали специальную инструкцию для своих сотрудников, В ней учтены специфические дальневосточные особенности культурного слоя, поселений с жилищами-полуземлянками.

Понятие это не совсем обычное. На пленуме Института археологии в 1972 г. М. П. Грязное спросил автора, что имеется в виду, когда речь идет о полуземлянках. Котлованы таких жилищ глубиной 30—60 см расположены на ровной площадке, но чаще они построены на склоне, на ступенях-террасах, в таком случае нагорная часть может быть достаточно глубокой — до 1,5 м и даже более 2-х метров, а подгорная бывает открытой. Стены такого жилища лишь частично укрыты землей, а частично возвышались над ней, опираясь на каркас из столбов и жердей. Редко встречаются поселения, где люди селились один раз, обычны два и более заселений, при этом заметная яма предыдущего сооружения избиралась для последующего котлована, по-видимому, совершенно сознательно: рыхлый грунт легче копать. Нередки случаи, когда один на другой наслаивались 3—5 котлованов, при этом образуются сложнейшие композитивные комплексы вещей и остатков сооружений.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru