Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Введение в дальневосточную археологию - Страница 6

Многократные перекопы при строительстве жилищ с основанием-котлованом приводили к переотложению и смешению артефактов. Общая мощность голоценовых горизонтов в Приморье не превышает I м, чаще 60—70 см. Долго бытуют архаичные формы, например, чопперы в раннем железе. Особенности формирования гумусного слоя: мощный прирост и стать же сильный водно-ветровой снос приводили к спрессовыванию вещей разных эпох уже в верхних горизонтах. Перечисленные здесь факторы предельно затрудняют стратиграфическое прочтение культурного слоя.

Кроме общих для советской археологии методических приемов: широкие площади, сплошные раскопы, охватывающие жилища и межжилищные пространства, послойная разборка и зачистка,— потребовалась специальная методика. В ее основе — поиск и выделение непотревоженных участков, закрытых комплексов: отдельные жилища, части жилищ, пол, ямы, рабочие площадки. Коллекции с таких участков становились эталонными и помогали установить композитивный характер других коллекций.

Попытки выработать литологические эталоны не дали надежных результатов: можно в пределах одного памятника связать определенный слой и период заселения, но уже на соседнем поселении встретить иной вариант. Например, раннеголоценовые вещи лежат в осветленных суглинках, но их можно встретить и в гумусированных супесях вместе с артефактами палеометалла, а последние — в суглинках. Практически на каждом памятнике, каждом участке раскопа необходимо заново восстанавливать историю формирования культурного слоя.

Естественно, что в столь сложных условиях трудно избежать ошибок и быстро построить стратиграфическую колонку для отдельных областей. Лучше отработана, но далеко не полностью, колонка Южного Приморья. Па Нижнем Амуре такую шкалу еще предстоит создать, есть примеры, когда композитивный объект долго воспринимался как однослойный, например, поселение Кондон (неолит), и только раскопки могильника на Ханке помогли окончательно разделить керамику со спиральным орнаментом и керамику с «амурской плетенкой» как разнокультурные комплексы.

Такую же роль контрольных раскопов играют немногочисленные однослойные поселения.

Отработка методики позволила А. П. Окладникову и его сотрудникам уже в 50-е гг. решить задачу стратификации иалеоме-талла. Применялся и типологический метод: в этот период, скорее, как метод аналогий.

Г. И. Андреев тоже стратифицирует памятники, например, в Зайсановке выделяется верхний янковский слой, но жилища почти не раскапываются. Много внимания Г. И. Андреев уделяет артефактам, его анализ вещей, как правило, сохраняет свое значение и сейчас. Первые датировки производились методом широких аналогий: Ганьсу, Япония, эскимосы, культура яншао — «от известного». Датировки Г. И. Андреева несколько точнее в этот период: так, янковскую культуру он датирует VII—II вв. до н. э. 2: а А. П. Окладников — конец II — нач. I тыс. до н. э. (до VII в. до н. э.) 24.

В 1960 г. на Песчаном была найдена серия железных вещей, последовал пересмотр стадиального положения янковской культуры. Монография о Песчаном 25 остается лучшей и, увы, единственной публикацией отдельного памятника в Приморье на таком высоком исследовательском и графическом уровне. Если «Далекое прошлое...» открыло линию исторических очерков, то «Песчаный» стал началом системного описания и исследования источников.

Приморские коллекции чаще использовались в общих и очерковых работах, чем в системных исследованиях, к 70-м годам отрыв от источников стал ощутимым.

В 1959 г. систематизация приморского неолита была, например, построена на 3-х раскопах, по ним выделены 3 географические области: южный, северный и центральный неолит: Зайсанов-ка, Рудная, Осиновка. К мысли о географическом членении неолита Приморья вернулся недавно В. И. Дьяков 26. Если в очерках 1959 г. «пунктирное» состояние источников было естественным отражением начального этапа современного периода; то в 1973 27 и 1977 28 годах метод очерков на основе минимума источников себя не оправдал.

Археологи всегда стремились и будут стремиться к построению исторических, социологических реконструкций, соответствующих достигнутому уровню знаний. По выходу «в историю» должны предшествовать критика источников: их систематизация, датировка, углубленное изучение. Отрыв от стадии критики источников неизбежно ведет к натяжкам, домысливанию того, что непосредственно в источниках не обнаружено. Такой отрыв и стал ощущаться в 70-е гг.

В 60-е годы в Дальневосточную экспедицию включаются молодые археологи: А. П. Деревянко, Е. И. Деревянко, И. И. Кириллов, А. И. Мазии, Б. С. Сапунов, С. В. Глинский, В. Е. Медведев, активно сотрудничают с ней Дальневосточный университет и автор. В Приморье раскапывается в 1960—1969 гг. комплекс поселений у совхоза Олений — 4 поселения, 7 слоев — от мезолита до кроуновской культуры. Продолжены работы на Кроуновке — 3 слоя. Открываются поселения на о. Петрова — 3 слоя, Путятин — 2 слоя, начинаются работы на Синем Гае. Открыта и раскапывается Установка, в сезоне 1965 г. на Осиновке выделяется устиновекнй слой. Н. Д. Оводов раскапывает пещеру Географического общества, проводит обследование пещер в Сучанской долине.

На Среднем Амуре проводятся раскопки Новопегровки, Грома-тухи 29, поселений железного века30, на Нижнем Амуре — Кондон 31, Вознесеновка, выделяются новопетровская, громатухин-ская, осиноозерская, малышевская, кондонская, вознесеновская неолитические культуры, три последние А. П. Окладников выделил в стратиграфической колонке Вознесеновки 32. Огромный резонанс получили амурские произведения неолитического искусства: фигурка из Кондона, ваза из Вознесеновки. Находки помогают датировать петроглифы Амура и Уссури; петроглифы тщательно фиксируются и публикуются 33.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru