Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Введение в дальневосточную археологию - Страница 8

Публикуются ранее раскопанные памятники: Харинская 50,

О. Петрова51, Чертовы Ворота52, часть источников введена в научный оборот при описании археологических культур: синегайской53, лидовской, янковской54, хотя работа по публикации идет медленно, Приморье в этом отношении отстает от Приамурья.

Крупным подспорьем стало быстрое развитие в 70-е годы исследований по четвертичной геологии, биостратиграфии, палеоботанике55. В работах по четвертичной геологии Приморья пока практически не используются археологические данные. Контакты на стыке наук о земле с археологией в Приморье только налаживаются. Особенно ценны совместные работы археологов с геологами, гидробиологами. Ощущается нехватка в крае специалистов палинологов, педологов, кариологии.

Кроме Владивостока, археологи в Приморье работают сейчас в Уссурийске и Дальнегорске. В крае регулярно проводятся конференции в Институте истории, археологии и этнографии народов о*

6  I о

Дальнего Востока ДВНЦ АН СССР, в Дальневосточном университете, в Уссурийском пединституте, но наряду с факторами благоприятными сказывается' и разобщенность работ, отсутствие их координации.

За свою столетнюю историю археология Приморья накопила огромный опыт и запас информации, учтено около 500 памятников, большая часть их открыта в последние 30 лет. На рубеже 70—80-х годов исследования стали приобретать системный характер, выходить на новый, более высокий уровень. Истоки системного подхода обнаруживаются и в комплексности первых работ 80-х годов XIX в. и в исследовании Песчаного А. П. Окладниковым, в экологическом подходе В. К - Арсеньева и палеоэкономическом — А. И. Разина, в фундаментальности проработки источников А. П. Деревянко.

В этом опыте есть еще одна грань: учет данных по сопредельным территориям зарубежных стран. Первобытная археология интернациональна по своей сути. Административные и государственные границы, если они не совпадают с крупными природными рубежами, редко разграничивают первобытные культуры, В историческом единстве человечества наука видит залог его. будуще

56


Го

Еще в 1946 г. А. П. Окладников выступил в печати с обзором археологии Японии57, в 1953 г. появляются новая статья58 и диссертация М. В. Воробьева59, по материалам которой были изданы книги, содержавшие отличную сводку материалов, полученных к началу 50-х годов60. В те же годы В. Е. Ларичев изучает неолит и бронзовый век Маньчжурии б!. Отчеты и публикации по археологии Корейского полуострова, Маньчжурии, Японии были широко использованы в монографических исследованиях62.

ГЛАВА II

НЕОЛИТ

1. ПРОБЛЕМА НИЖНЕЙ ГРАНИЦЫ И РАННЕГО НЕОЛИТА

Стратификация зайсановских поселений и оценка общего контекста дальневосточного неолита побудили высказать предположение о возможности датировки для начального неолита порядка 9— 12 тыс. лет!. Неожиданно быстро прогноз стал сбываться. В 1980 г. А. П. Окладников и В. Е. Медведев произвели раскопки многослойного памятника на утесе Гася, у с. Сакачи-Алян, на правом берегу Амура, ниже Хабаровска. В статье 2, написанной еще до получения даты по Си, сообщается следующее:

Береговой мыс с обрывистыми склонами, утес Гася, возвышается на 15 м над поверхностью Амура, в нескольких метрах от знаменитых петроглифов. На утесе, в его возвышенной части был заложен раскоп — более 200 м2. Вскрыта такая последовательность слоев: дерн, различные по цвету и плотности супеси, слоистый светло-желтый суглинок, плотная комковатая глина красноватого или светло-коричневого цвета. Общая мощность культурного слоя — 222 см, нижняя его часть находится в слое глины. Котлованы землянок с неолитической керамикой частично нарушили нижний глинистый горизонт, но в нем сохранились под полом жилищ непотревоженные участки: «в нижнем глинистом горизонте... стратиграфически бесспорно зарегистрированы изделия оси-повской мезолитической культуры вместе с керамикой» 3.

Наиболее распространенными орудиями комплекса являются бифасы — линзовидные в сечении «остроконечники» из темно-серой кремнистой породы, длиной 10—15 см, есть такие же наконечники стрел или дротиков длиной 6—7 см, иногда такие вещи сделаны из плоских галек. Не менее характерна для слоя серия скребловидно-тесловидных инструментов. Их оформляли ретушью или грубой оббивкой. Есть скребки, пластины, ножи, отбойники, клиновидные нуклеусы. На глубине210—222 см в темных углистых пятнах размером 4,5x3,5 м и 5х 1,7 м наблюдалась концентрация находок, здесь же найдены фрагменты рыхлой керамики. В первом из двух пятен лежал раздавленный плоскодонный «ведрообразный» сосуд высотой 35 см.. Фрагменты его лежали плотным, слипшимся непотревоженным пластом в прокаленном углистом пятне размером 50x40 см.

О I

Поверх развала* находились 2 массивных изделия из кусков черной кремнистой породы: А. П. Окладников и В. Е. Медведев называют их екребдовидно-нуклевидными, с них снимались крупные левалуазские пластины. «Этим изделиям, сохранившим в пережиточной форме палеолитические традиции обработки камня, трудно найти аналоги в типологии инструментария эпохи каменного века на Дальнем Востоке». Они универсальны, их условно назвали скребловидно-нуклевидные 4. На керамике же лежали «остроконечник», еще один обломок наконечника, ретушер, три скребка, заготовка тесловидного изделия. В стратиграфически безупречном залегании обнаружены, таким образом, типичные осиповские каменные орудия и перекрытый ими раздавленный сосуд. Все это в пятне — остатке жилища или рабочей площадки, ниже уровня неолитической землянки.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru