Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Женщина в античном мире Страница - 3

Гробница № 66 из Долины цариц явление в той же мере замечательное, что и сама личность ее владелицы: большинством египтологов обе почитаются за образец совершенства. Нефертари была главной и любимой супругой самого значительного фараона Нового царства - Рамсеса П, в длительной - шестидесятисемилетнее23 - правление которого Египет достиг одной из вершин своего расцвета. Его эпоха относится к одной из самых хорошо документированных в древнеегипетской истории; с именем самой его супруги Нефертари также так или иначе связано несколько сотен надписей, а монументальные изображения ее превосходят по размерам известные памятники всех существовавших когда-либо древнеегипетских цариц. Тем не менее оказывается, что известно о самой царице как будто бы не слишком много.

Позволим здесь себе маленькое отступление. В египтологической литературе последнего столетия время от времени высказывается в разных вариантах тезис (неизменно приводящий в изумление его авторов - например, Г. Масперо24, К. Бликера25, Л. Трой26 и др.) о том, что древнеегипетские царицы совершенно недостаточно привлекают к себе внимание исследователей, в силу чего самая их история остается ненаписанной. Ныне его можно только подтвердить: история древнеегипетского, так сказать, "царитствования" продолжает быть ненаписанной, и подавляющее большинство древнеегипетских цариц все еще остается "почти невидимым", если позаимствовать удачное определение из известного сборника о положении женщин в европейской истории27.

Объясняется этот феномен, однако, не отсутствием интереса к самому предмету и не "самодовольством" египтологов-мужчин (в чем был сильно склонен подозревать последних К. Бликер28), но самой спецификой этого института в древнем Египте, которая делает эту задачу в принципе едва ли выполнимой, особенно в ее "европейском" понимании - как самостоятельную (или хотя бы индивидуализированную) и последовательную историю супруг монархов или женщин, облеченных титулом монарха. Проблема неминуемо возникает уже на терминологическом уровне: в древнеегипетском языке титул "царица" (Ьт. I — "жена царева") по содержанию своему, с одной стороны, — уже (исключает последний аспект), с другой - шире (обнимая собой ббльшее число женщин-членов царской семьи); в каком-то смысле - он качественно иной, поскольку вмещает особые мифологические аспекты его проявления. Не углубляясь в эту проблему в рамках данной статьи, отметим лишь, как важные для нее, некоторые обстоятельства.

Парадоксальность ситуации заключается в том, что в общем о древнеегипетских женщинах, входивших в круг "царских", нам известно достаточно много. Соответствующие сведения, будь они связаны воедино, действительно составили бы корпус, "невероятный"29 по своим размерам. "Регистр А" упомянутой выше работы Л. Трой учитывает более трех с половиной сотен древнеегипетских женщин, титулы которых включают их в круг царских. Нам известно также, что женщины эти в общем занимали высокое и почитаемое положение, что, с одной стороны, объясняется самой их близостью к обожествляемой личности фараона, с другой - отчасти влиянием мифологических представлений, в которых женские божества выступали (в разных версиях) как прародительницы фараона, отчасти представлений о наследовании власти (а может быть, и самой божественной природы ее) по женской линии30. Мы знаем, что царицы владели собственным имуществом, в том числе - отдельными дворцами, могли занимать храмовые должности, включая важнейшие, и получать за их отправление натуральную плату, порой огромную. Знаем, что некоторым из них посвящались храмы, культ других, посмертно обожествленных, поддерживался столетиями. Знаем также, что в отдельные эпохи древнеегипетские царицы могли занимать исключительно высокое положение при своих супругах-фараонах, заставляющее нас подозревать и соответствующую меру их личного влияния. Говоря о положении древнеегипетских цариц, Л. Коттрелл31 в свое время заметил, что те могли разделять жизнь своих супругов до пределов, ”немыслимых" для классических греков или, добавим, в большинстве древнеближневосточных обществ. Это, несомненно, справедливо и в отношении не-царских женщин, принадлежащих к верхним слоям общества (судя, например, по сюжетам "бытовых сцен" - там, где они допускались современной им "концепцией" гробницы) и, возможно, древнеегипетских женщин в целом (т. е. в том числе и для тех, для кого привилегия обладания частной гробницей всегда оставалась недосягаемой): судя по источникам, их общий высокий статус, равенство их с мужчинами (прежде всего, в имущественных правах) перед законом32 всегда составляло характерную черту древнеегипетской общественной организации33. Вместе с тем, как справедливо отмечают исследователи34, несмотря на это равенство в правах, сфера социального проявления женщин в целом в обществе была иной; что же касается цариц, то их социальные функции, как и сами формы, в которых они реализовывались, всегда были специфическими.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru