Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Аграрный вопрос и крестьянское движение Страница - 3

Что же касается горцев, то отношения между ними на первых порах были сложные, и добрососедство складывалось не сразу. Местное население усматривало в них одних из виновников своего земельного стеснения, кроме того, мешало национальное и религи* озное различие, насаждавшаяся рознь. Чувство классового единст*

Ва местных и русских трудящихся подавлялось национал-шовини-стинеским курсом царизма. Иногородние, оторванные от основного этномассива, окруженные иноязычными, иноверующими племенами, подверженные той же идеологической обработке, естественно, были осторожны, держались стороной.

Однако трудовое общение горской бедноты с русскими рабочими и крестьянами, растущее год от года на полях, заводах и рудниках, на железной дороге, целеустремленная революционная работа посланцев партии и передовых русских рабочих постепенно сняли барьер недоверия друг к другу. Вопреки культивировавшейся царизмом вражды с каждым днем росла и крепла классовая солидарность всех трудящихся Северного Кавказа.

Наступление капитализма сопровождалось усиленным разорением мелких крестьянских хозяйств, пролетаризацией деревни. Отходничество в поисках дополнительного заработка на стороне стало обычным явлением для осетинской деревни. Осетинские пауперы уходили на предприятия и промыслы Грозного, Кубани, Ростова, Новороссийска, Баку, Тбилиси, добирались до Дальнего Востока, переправлялись на другие континенты. Отчаявшихся горцев не останавливали расстояния. Нищета и надежда гнали их даже в такие далекие страны, как Канада, Австралия, США и др. Отправлялись молодыми, часто на чужие деньги, взятые под большие проценты, а возвращались седобородыми и по существу ни с чем, так как эксплуататорская природа капитализма везде одна. Зато было другое приобретение—революционное сознание и опыт классовой борьбы. Умножая эти традиции, они передавали и? новому пополнению борцов. Классовая дифференциация на почве земельного и юридического неравенства стала тем естественным фоном, на котором развертывалась крестьянская борьба за землю и национальное освобождение. '

Глубокие социальные борозды были благодатной почвой для развития идей рабоче-крестьянской революции. В этом отношении особенно характерно было положение в Осетии. Капитализм, меняя облик и психологию горцев, в годы своего наивысшего развития, как никогда раньше приближал их к сознанию необходимости общественных перемен, социальной революции. «Осетины,— писал С. М. Киров,— давно знают, что такое капитализм не только отечественный, но и заокеанский... Многие из них годами жили в Америке и Канаде. И там испытали подлинную капиталистическую эксплуатацию. Глубокая дифференциация в деревнях Осетии широко содействует классовой борьбе и усвоению деревенской беднотой лозунгов революции»4.

Большинство крестьян без каких-либо средств добирались только до ближайших поселков и городов (Алагир, Садон, Мизур, Згид, Фаснал, Владикавказ и др.). Но и здесь им было не сладко. Дефицит рабочих рук был много меньше, а поэтому каторжный труд оплачивался гораздо ниже.

Таким образом, при двух источниках образования рабочего класса Осетии — промышленный центр и местные предприятия — формирование его происходило исключительно из числа разорившегося крестьянства и частично городских низов. Возникновение национального отряда рабочего класса относится к началу второй половины XIX в. и связано со строительством горнопромышленного общества «Алагир», рудников, владикавказской железной дороги, кирпично-черепичных, мукомольных, маслобойных, лесопильных, мылова--ренных заводов, колесных и других ремонтных мастерских.

Молодой рабочий класс был интернациональный, особенно многое было русских, украинцев, грузин, армян, евреев. Однако уже тогда половину его составляли осетины, обездоленные вольнонаемные окрестных сел — основные поставщики крестьянских рук. Больше-всего их было в горнорудной промышленности Осетии и в селах: вдоль железных дорог. Рядом с уральскими, луганскими и алтай скими кадровыми рабочими трудились по вольному найму коренные жители горных селений: Садон, Ход, Згид, Холст, Тиб, Нузал и др.

На всем пути формирования осетинского пролетариата руководящим и организующим звеном был русский рабочий класс, успевший уже к этому времени вооружиться значительным опытом борьбы с самодержавием и буржуазией. Присутствие здесь кадровых русских рабочих было необходимой для всех горских народов закономерностью. По справедливому замечанию Г. Казбекова, их «опыт. передавался национальным отрядам пролетариата, и о процессе взаимного общения и доверия создавалась и цементировалась революционная солидарность всех групп пролетариата на основе общности их классовых интересов в борьбе с капиталом»5.

Несмотря на сравнительно большой рост осетинского рабочего класса, предпринимательскую горячку, аграрный строй Осетии не подвергся существенным изменениям. Осетия в пореформенный период только начинала свое промышленное развитие, и политическое влияние рабочих на значительно преобладавшую массу крестьянства было невелико. Крестьянская идеология в этот период являлась доминирующей. Но так могло быть только до конца XIX в. С начала нового столетия воздействие рабочего класса Осетии на общественную жизнь существенно возрастает. И если выступления рабочих Садона в 80—90 гг. XIX в. были началом рабочей биографии Осетии, то события начала нового столетия явились ее революционным продолжением.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.