Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Аграрный вопрос и крестьянское движение Страница - 5

Составляя и пятой доли населения, распоряжалось почти 2/3 наиболее полезных угодий15.

Не менее обеспечена была землей и национальная знать. Так, князьям Бековичам-Черкасским было пожаловано 100 ООО дес., генералам Султану Азамат-Гирею — 10 294 дес., Асланбеку Туганову — 19 7913/4 дес.16 Сотнями десятин были награждены «за верность» баде-лята Абисаловы, Каражаевы, Кубатиевы и др. Они же получили многие тысячи десятин общественных лесов: Абисаловы — 100, Кубатиевы — 296, Каражаевы —400, Тугановы — 1980 дес. Всего в одной лишь Дигории помещики и кулаки владели 4356 дес. леса17.

Северная Осетия — в то время Владикавказский округ — входила в Терскую область и занимала площадь (без г. Владикавказа) около 5000 кв. км. Это был преимущественно аграрный край с земельным фондом в 510 750 дес., из которых пашни, пастбища и сенокосные луга занимали 326 440 дес., леса и сады — 136 900, остальные 47 410 дес. (около Vio) были непригодны для земледелия.

Вся эта земля (кроме непригодной) была распределена следующим образом: в частной собственности находилось 75 600 дес., из них более 20 000 дес. в ” руках крупных землевладельцев: в общинном пользовании — 176 600 дес., в распоряжении казны — 95 241 дес., остальное у казачества. Но и эта неравномерность в разных частях округа была неодинаковой, особенно крайние формы приняла она в Дигории, где 2/з земель находилось в руках баделят.

В новом столетии положение крестьянских масс стало еще хуже. К 1904 г. средний надел на одного жителя составил немногим более 2 дес., а в 1910 г. стал равен 1,61 дес. Надел на единицу учета сократился на 2 и даже на 3 дес.18. Горец, располагавший основным наделом два—три десятка лет назад, теперь стоял перед лицом крайнего малоземелья, а диалектика современных аграр-

Ных отношений не предвещала ничего хорошего, кроме полного безземелья.

Получая от царизма плодородные земли и в больших количествах, чиновничье-бюрократическая верхушка превращалась в полубуржуазную полупбмещичью прослойку. А переселение из внутренних губерний страны приняло такой размах, что в начале XX в - «на Кавказе не оказалось более свободных земель для русского переселения»19. В итоге в 1905 г. власти официально закрыли 'Кавказ как переселенческий район и была сделана переориентация на Сибирь и Среднюю Азию. Однако приток русского крестьянства, хотя и в меньших размерах, продолжался.

Вследствие превращения земли в товар широкое распространение получила купля-продажа земли. Ленивое дворянство, не способое по-новому вести хозяйство, расставалось с землей, уступая ее деловым людям с предпринимательской жилкой. С 1866 по 1894 г. дворянское землевладение уменьшилось на 9361 дес., а земли зажиточного крестьянства, сельской буржуазии увеличились на 8000 дес.20 Это был закономерный процесс пореформенной эпохи со своими глубокими и сложными конфликтами и противоречиями, под давлением которых «целый ряд хозяев терпит крушение и т. д.»21

Переход земель в кулацкие руки в начале XX в. продолжался так же интенсивно. Одна часть зажиточного крестьянства, несмотря на обеспеченность надельной землей, концентрировала в руках множество купчих и арендуемых земель, чтобы поднять свое хозяйство путем простого расширения площадей. Другая часть, кулачество, скупала или арендовала огромные земельные отмеры не для выгодной перепродажи или переарендования, а для создания крупного капиталистического хозяйства с применением машин и наемной силы. В итоге купленные земли в Осетии к началу февральской революции составили примерно 15—20%,  1/5 —1/6 часть

Всех земель частного владения.

Таким образом, развитие капитализма в сельском хозяйстве ломало вековой уклад безмятежной жизни,

Меняло социальную структуру общества, подрывая старое помещичье землевладение, вело к развитию фермерства, концентрируя землю в руках одних, обездоливая других.

Острая нужда в земле неимоверно подняла ее стоимость. Выкладывая последние деньги, заработанные трудом всей семьи за многие годы, беднякам приходилось арендовать и покупать участки не только поблизости, но и отстоящие за десятки верст. Накануне Октябрьской революции осетинское крестьянство арендовало земли в Кабарде, казачьих станицах и в Моздоке 6000 дес., а арендная плата достигала 500 000 руб.22 На этом ловко грели руки ростовщики и спекулянты. Скупая у крупных землевладельцев так называемые излишки, они перепродавали их мелкими участками, заламывая цены, так только можно, или сдавали ' третьим лицам на более тяжелых условиях. Скупщики туганов-ских земель, например, пересдавая их другим по спекулятивной цене, получали от 30 до 70 руб. чистой прибыли за десятину.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.