Добро пожаловать!
Www.istmira.Ru
 
Первобытное общество
Древний мир
Средние века
Новое время
Новейшее время
Первая мировая война
Вторая мировая война
История России
История Беларуси
Различные темы



Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Чечня - цепь ошибок и преступлений Страница - 4

Весной 1991 г. в рамках приуроченной к выборам деловой поездки по России Чечено-Ингушетию посетил бывший тогда председателем Верховного Совета РСФСР и кандидатом в президенты РФ Б. Н.Ельцин. Среди сопровождавших его лиц была Г. В.Старовойтова. Ельцин в общих чертах выразил поддержку суверенитету республики, повторив свой известный тезис: "Берите столько суверенитета, сколько сможете понести". Однако он не встретился с Д. Дудаевым и другими руководителями ОСЧН, видимо, не считая их достаточно значимой общественно-политической силой. Позже, незадолго до российских президентских выборов, в поддержку кандидатуры Ельцина выступил Д. Завгаев. ОСЧН при этом остался в стороне.

Политическая "рокировка" произошла в дни августовского путча 1991 г. Крайне осторожный Д. Завгаев 19-20 августа находился в Москве, в Ерозный прибыл только 21-го и лишь тогда дал "добро" на недвусмысленное заявление против ЕКЧП. ОКЧН1 же без промедления резко выступил против ЕКЧП и поддержавших его властей Ерозного, сумев поднять всю мощь митинговой стихии. Интересно отметить, что 19 августа ИК ОКЧН издал постановление, в котором действия ЕКЧП квалифицировались как государственный переворот и предписывалось "в сложившейся обстановке руководствоваться указом президента РСФСР".

В последующие после провала путча дни митинговая атака ОКЧН в Ерозном стремительно была переведена с ЕКЧП на Д. Завгаева и Верховный Совет Чечено-Ингушетии.

Сигналы в Москву, разумеется, поступили немедленно, но ни адекватного понимания остроты ситуации, ни, тем более, понимания, что делать, во властных структурах Москвы первых дней и недель после ЕКЧП не было и быть не могло. В отличие от других столиц и административных центров, революционные претенденты на власть в Ерозном никак не

Относились к числу проверенных "своих" людей.

В конце августа - начале сентября из Москвы в Грозный одна за другой направлялись официальные делегации.

26 августа туда прибыли председатель Комитета Верховного Совета РСФСР по вопросам законности, правопорядка и борьбы с преступностью А. А. Аслаханов и заместитель председателя Совета Министров РСФСР И. Гребешева. На экстренном заседании Президиума Верховного Совета Чечено-Ингушетии эти представители российского руководства предупредили Д. Завгаева о недопустимости применения силы для разрешения политического кризиса.

Тем временем ОКЧН формировал национальную гвардию, которая вооружалась, самостоятельно захватывая оружие со складов. К концу августа отряды гвардии взяли под контроль республиканское телевидение и административные здания исполнительной власти, включая здание Совета Министров. 6 сентября, в то время когда сторонники ОКЧН занимали здание Верховного Совета ЧИР, при невыясненных обстоятельствах был выброшен (выпал, выпрыгнул?) из окна председатель городского совета Грозного В. Куценко.

11 сентября в республику прибыли Госсекретарь РСФСР Г. Э.Бурбулис и министр печати и информации М. Н.Полторанин. В течение четырех дней они вели переговоры с представителями противоборствующих сторон. Предлагались различные концепции выхода из кризиса, часть из которых как бы никем не опровергалась, но и не принималась в качестве каких-либо обязательств.

14 сентября в Грозный прилетел и. о. председателя Верховного Совета РСФСР Р. Хасбулатов, занявший эту высокую, но потерявшую прежнее значение должность после того, как Б. Н.Ельцин стал президентом РСФСР. 15 сентября была собрана и прошла фактически под его руководством последняя сессия Верховного Совета Чечено-Ингушетии. Здание, где проходила сессия, было окружено гвардейцами ОКЧН. По настойчивой рекомендации Хасбулатова депутаты приняли решение об отставке Д. Завгаева с поста председателя Верховного Совета и самороспуске Верховного Совета. Новые парламентские выборы были назначены на 17 ноября. Власть на переходный период передавалась Временному высшему совету ЧИР из 32 депутатов Верховного Совета, в основном относящихся к либерально-демократическому крылу. В тот же день Р. Хасбулатов вылетел в Москву.

Вскоре под давлением ОКЧН во Временном высшем совете ЧИР прошла серия сокращений и расколов, и разные группы стали самостоятельно действовать от имени этого совета. Так, четверо сторонников Дудаева издали ряд законов и постановлений, предполагавших создание правовой базы для деятельности ИК ОКЧН в качестве верховного властного органа. Другая группа, из пяти человек, 1 октября заявила протест и объявила принятые документы юридически недействительными. Тем временем "группа четырех" в тот же день, сославшись на решение съезда депутатов Ингушетии всех уровней от 15 сентября о создании "Ингушской автономной республики в составе РСФСР", объявила о разделении Чечено-Ингушской Республики на суверенную Чеченскую Республику и оставшуюся в составе РСФСР Ингушскую Республику.

Заявление о расколе республики вызвало многочисленные протесты, и 5 октября собравшиеся семь членов Временного высшего совета большинством голосов приняли решение об отмене решений "четырех". В ответ на это ИК ОКЧН постановил "за подрывную и провокационную деятельность" распустить этот совет и принял на себя функции "революционного комитета на переходный период со всей полнотой власти".

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •