Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Эрмитаж, который мы потеряли - Страница 251 Новейшее время

А Сергей Николаевич Тройницкий некоторое время продолжал еще заведовать отделом прикладного искусства, но не долго. На основе постановления Ленинградской областной комиссии РКИ по чистке госаппарата, (уже при директоре Б. В. Легране) 13 сентября 1931 года Тройницкого окончательно освободили от работы в Эрмитаже. Еще ранее — 1 ноября 1930 года — он был уволен из торговой конторы «Антиквариат», где выполнял обязанности консультанта, посильно оберегая «российские сокровища» от разбазаривания.

А в 1935 году, по постановлению Особого Совещания при НКВД СССР от 14 марта, Тройницкий был арестован «как социально опасный элемент» и сослан в Уфу сроком на 3 года. Он вернулся полным инвалидом и 10 последних лет жил в Москве. И только 29 сентября 1989 года прокуратура Ленинграда реабилитировала Сергея Николаевича Тройницкого посмертно.

Но вернемся к тому, что в 1927 году на должность исполняющего обязанности директора Эрмитажа был назначен Оскар Фердинандович Вальдгауэр.

Будущий профессор Петроградского университета и заведующий отделом античного мира Эрмитажа родился в 1883 году в городе Вин-даве (Вентспилс, Латвия) в семье уездного врача. Прежде чем попасть в Петербург, ему пришлось, вольно или невольно, много попутешествовать. Начав учиться в частной гимназии города Юрьева (Тарту), Оскар закончил свое среднее образование в классической гимназии города Орел. Высшее образование он получил в Мюнхене и в Археологическом институте в Риме. Защитив степень доктора философии Мюнхенского университета, он продолжил свое образование в музеях Вены, Берлина, Парижа, Неаполя, Флоренции, Копенгагена, Одессы и Москвы.

16 ноября 1904 года он подал прошение на имя директора Эрмитажа И. А. Всеволожского и был «причислен кандидатом», а 18 ноября принят на классную должность. С 1905 по 1912 год Вальдгауэр написал и напечатал в петербургских типографиях несколько путеводителей по коллекциям и памятникам отдела древностей и с 1 августа 1913 года — он хранитель Эрмитажа.

В 1918 году Вальдгауэр становится заведующим отделом древностей, а с 1926-го — вторым человеком в Эрмитаже, заместителем С. Н. Трон-ницкого.

Назначение его, вслед за Философовым, исполняющим обязанности директора, ничего не изменило в порядках, заведенных еще при Трой-ницком. Эрмитаж по-прежнему оставался далеким от «социалистических принципов», насаждаемых наркоматским руководством в учреждениях культуры. Даже поставленный Позерном заместителем Вальдгауэра (одновременно с его назначением) Герман Владимирович Лазарис не сумел, а может быть, и не захотел «переломить» положения. Хотя, справедливости ради, следует сказать, что за неполный год директорства Вальдгауэра (с 1927 по 1928 год), опять же не без поддержки Ф. Ф. Нотгафта, в Эрмитаже было издано музейно-научной литературы 11 наименований, что составило уже более пяти изданий в год! И в протоколе заседания Издательской комиссии от 26 мая 1928 года, между прочим было записано: «Считать необходимым возбудить в соответствующих инстанциях вопрос о предоставлении Государственному Эрмитажу права самостоятельного издательства. Просить Ученого Секретаря {М. Д. Философова) разработать и поставить на обсуждение Правления план технической организации Издательства Государственного Эрмитажа».

Но, видимо, такие достижения не могли служить критерием прогресса для высшего руководства. Иначе зачем тогда понадобилось По-зерну отстранять Вальдгауэра и возводить сперва Лазариса в ранг исполняющего обязанности директора Эрмитажа, а когда и это не помогло, запустить в ход «тяжелую артиллерию». На директорском посту музея начали появляться партийные функционеры.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.