Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Эрмитаж, который мы потеряли - Страница 3 Новейшее время

Концентрация жадности, глупости, подлости, любимых качеств тупой административной силы, так высока, что ощущается физически. Тяжелый смрад полузабытых преступлений вызывает головную боль, давит на сердце.

К чему читать все это? Было, да прощло. Половину Эрмитажа продали, но другая-то осталась, и ей ничего не грозит. Опустощенные дворцы потихоньку превращаются в бизнес-центры, резиденции, музейные филиалы. Их наполняют какими-то помпезными, плохо скрывающими свою второсортность предметами, но это лучще, чем ничего, и в тысячу раз лучше, чем было во времена, о которых эта книга.

Пустые стены разоренных храмов закрывают фанерой и иконами нового письма. Сколько осталось икон в России? Один процент от царского времени? Еще меньше? Пусть так, но их теперь не жгут, не выкидывают, не вывозят тоннами на заграничные распродажи. Сколько бы ни осталось, все наше, меньше не будет.

История покрывается слоем проходящих лет, и если она такая некрасивая, так плохо пахнет и вызывает такие неприятные и болезненные чувства, то надо ли выкапывать ее из куч архивных бумаг? Времена изменились, и дело сохранения культурных ценностей находится теперь в надежных руках высококвалифицированных специалистов.

Заметим, однако, что это дело находилось в тех же самых руках и семьдесят лет назад, когда совершались описанные в книге преступления. Квалификация специалистов была так высока, что об их грабежах ничего не было известно до самой смерти породившего их государства.

Читая книгу, надо все время помнить: никто ничего не знал.

—  Где картина?

—  В реставрации.

—  А статуя?

—  На экспертизе.

—  Почему так долго?

—  Специалистам виднее.

—  А где шкафчик с монетами?

—  Переведен в фонды.

—  Зачем?

—  Много вопросов задаете, товарищ.

Чрезмерная наблюдательность отнюдь не приветствовалась, а за распространение заведомо ложных слухов о распродажах музейных коллекций полагалось перевоспитание в лагерях.

Более того, именно в это время государство проявляло отеческую, неусыпную заботу о сбережении культурного богатства народов СССР. Обратите внимание на первый документ этой книги: Декрет о сохранении, сбережении и взятии на учет памятников искусства и старины. Здесь и усиление государственного контроля, и выдача охранных грамот частным владельцам, и централизованный учет. Чтобы вещи не портились безответственными хозяевами, их запрещалось продавать, дарить, а тем более вывозить за границу без специального разрешения уполномоченных чиновников. Предметы, имеющие музейную ценность, предлагалось передать в собственность государства, которое могло позаботиться о них наилучшим образом. Все торговцы антиквариатом были строжайшим образом учтены, а потом и вовсе ликвидированы. Дело было настолько важным, что все документы проходили под грифом “Секретно”.

Советское государство было так сильно, что его желания были законом для граждан. Люди были ограблены, ценности свезены в огромные кучи и разодраны в клочки толпой высокопоставленных мародеров.

Прошло семьдесят лет. Вещей осталось мало, силы уже не те, но государство по-прежнему проявляет интерес к личному имуществу граждан. В одном из современных российских законов сказано, что любой предмет, имеющий музейное значение, принадлежит либо к государственной, либо к негосударственной части музейного фонда Российской Федерации. То есть вы купили вещь, а она не только ваша, но и музейного фонда. Возможностей нет, но направление желаний очевидно.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.