Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Эрмитаж, который мы потеряли - Страница 5 Новейшее время

В самих архивах массив секретной документации накапливался не одно десятилетие и с течением времени, не попадая в информационное поле, претерпевая значительный моральный износ, становился просто балластом. К тому же открывающиеся все время новые источники информации значительно обесценивали «архивную тайну» (французское слово «secret» — означает — тайна, т. е. рассекречивание — это разглащение или обнародование тайны). Рассекречивание, как очень сложная и кропотливая работа, проводилось в несколько этапов, начиная с конца 80-х годов. Кроме архивистов к ней были привлечены в качестве консультантов специалисты из действующих учреждений-фондобразователей, вместе с которыми были просмотрены полистно каждая опись и каждое дело, учтены все замечания и предписания.

Наконец, потащены шифры и секретные грифы, подписаны акты о завершении работ, документы перешли на общее хранение (в ЦГАЛИ этот этап завершен в 1996 году) и стали доступны для исследователей. Но работу архивистов на этом нельзя считать оконченной. Начинается новый этап работы, не менее важный, чем предыдущий — выявление особо важных документов во вновь открытых делах.

И первые же исследования в этой области дали архивистам в руки интереснейший, почти сенсационный материал, который и лег в основу предлагаемой книги.

9 "S'

Необходимо хотя бы кратко остановиться на том, какие же документы стали открыты для исследователей в целом в результате работы по рассекречиванию.

В ЦГАЛИ они представлены фондами таких учреждений культуры, печати и управления, как фонд N» 5 — Государственный Эрмитаж Наркомпроса РСФСР (1921-1937), фонд N“ 282 — Государственный Русский музей (1927-1935), фонд N» 290 — Государственный академический Малый оперный театр (1931-1932), фонд N' 289 — редакция газеты «Крестьянская правда» (1930-1937), фонд № 2 — редакция «Красной газеты» (1925-1934), фонд N" 35 — Ленинградское отделение Государственного Издательства СССР (1928-1931), фонд N« 48 — Издательство Леноблис-иолкома и Ленсовета (1927-1938), фонд № 386 — Управление кинофикации (1936-1937), фонд N' 281 — Леноблгорлит, фонд N" 36 — Государственный музейный фонд Наркомпроса РСФСР (1917-1929).

В рассекреченных документах содержатся сведения о лицах, подвергшихся необоснованным репрессиям (арестам, высылкам, увольнениям), списки запрещенных к изданию книг, спектаклей по политическим мотивам, цензорские вымарки из печатных изданий (книги, пьесы и т. д.), справки и характеристики по личному составу перечисленных выше учреждений и многое другое.

И все же из этого массива наибольший интерес, несомненно, представляют документы фонда N* 5 — Государственного Эрмитажа Наркомпроса РСФСР.

Хотя сам фонд невелик по объему, всего 58 дел, но, изучив историю создания, состав и ценность рассекреченных документов Эрмитажа, архивисты поняли, что их ждала сенсационная находка, до сих пор покрытая тайной строжайшей секретности — документы о распродажах эрмитажных коллекций! Здесь было все или почти все; здесь было главное — списки продаваемых шедевров, цены, имена покупателей или посредников, бухгалтерские расчеты убытков и прибылей, приказы, исходившие от первых лиц государства.

Здесь необходимо пояснить следующее: сам факт продаж музейных ценностей не был и не мог быть «тайной за семью печатями», тем более что, как выяснилось, распродажи достигали гигантских объемов. О них несомненно знали не только сотрудники Эрмитажа (не могли не знать), о них догадывались и посетители музея (есть документы, подтверждающие зто).

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.