Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Эрмитаж, который мы потеряли - Страница 7 Новейшее время

Весь объем документов фонда N“ 5 можно условно разбить на несколько групп. При этом выясняется, что наибольший объем в них занимает переписка по самым разнообразным вопросам. В первую очередь это переписка с вышестоящими организациями: Главнаукой (отделом Наркомпроса), ОГПУ (затем НКВД), НКИД, НКВТ (в лице всесоюзного объединения по продаже антикварных ценностей «Антиквариатом», горкомом ВКП(б) Ленинграда, Ленсоветом, иностранными консульствами, Губфинотделом, Штабом Л ВО и т. д. Тематика переписки широка и разнообразна: о наличии и учете в музее изделий из драгметаллов; о выделении и передаче для продажи за рубеж музейных ценностей; сами списки продаж (именно эти списки несут конкретную информацию о том, что именно, в каком количестве, когда и куда ушло из Эрмитажа; в силу этого они и займут наибольший объем данной публикации), переписка об устройстве выставок и об участии советских ученых в различных конгрессах, об обшении с музеями страны и т. д. Переписка содержит автографы государственных деятелей: А. С. Енукидзе, Я. Э. Рудзутака, А. С. Бубнова, в свое время возглавлявших Наркомпрос, а также их указания и распоряжения.

Несомненно, большой интерес представляют письма и докладные записки директоров Эрмитажа: С. Н. Тройннцкого, Б. В. Леграна, И. А. Орбели — И. В. Сталину, Г, А. Орджоникидзе, С. М. Кирову, А. С. Бубнову, А. С. Енукидзе и др. Они показывают, в какой необыкновенно сложной, подчас драматичной обстановке приходилось им работать, какой тяжелейший груз ответственности (как за судьбу музейных ценностей, так и за судьбу людей во время массовых репрессий и гонений в 20-х — 30-х годах) ложился на их плечи.

Необходимо также выделить в отдельную группу доклады, объяснительные и докладные записки заведующих отделами Эрмитажа (картинной галереи, нумизматики, прикладного искусства и т. д.). Именно они служили обоснованием директорам Эрмитажа для обращения в высшие инстанции. В них содержится высокопрофессиональные характеристики и ценные сведения по картинам, скульптурам, мебели и другим вещам, которые предназначались для продаж. Но надо пояснить следующее: по какой-то странной логике, чем яростнее отстаивали сотрудники Эрмитажа ту или иную вещь, доказывая ее незаменимость для музейной коллекции, тем больше было шансов у этой вещи (так показало будущее) навсегда покинуть Эрмитаж.

Особо следует выделить две группы документов: протоколы собраний и совещаний как руководства музея, так и внутри коллектива. Эти документы хоть и малочисленны, но в полной мере дают представление о борьбе внутрипартийных группировок сотрудников музея, конфронтации и непримиримости позиций между старыми, высокопрофессиональными кадрами музея и группировкой так называемой «комфракцип» Эрмитажа, представляющей собой группу партийных и комсомольских вожаков. Именно они создавали обстановку травли, преследования инакомыслящих и неугодных лиц, что, к сожалению, приводило к выживанию последних из музея.

Следующая группа документов — справки различных комиссий по обследованию работы Эрмитажа. Они касаются финансовой и хозяйственной деятельности музея, учета, ремонта и строительства. Они наглядно показывают, что, несмотря на огромные прибыли от продаж музейных ценностей, львиная доля которых приходилась на НКВТ, крупнейший в мире музей влачил жалкое существование. Это наихудшим образом сказывалось и на темпах технического переоборудования Эрмитажа, и на тяжелом материальном положении его сотрудников, составлявших гордость русской и советской науки.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.