Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Эрмитаж, который мы потеряли - Страница 8 Новейшее время

И наконец последняя группа документов: документы по личному составу Эрмитажа, автобиограс{)ические сведения, анкеты, характеристики, докладные о неблагонадежном поведении, об антисоветских выступлениях, чистках и арестах, слежке и увольнениях неугодных в силу социального происхождения, подозреваемых в неблагонадежности лиц, а в 20-х и 30-х годах большую часть музейных работников как раз и представляли выходцы из привилегированных сословии: чиновники из бывшего госаппарата, правоведы, археологи, историки-искусствоведы. Все они имели высшее образование, и каждый из них обладал глубочайшими познаниями в своей области, в отличие от зачастую полуграмотных представителей коммунистических и комсомольских ячеек, да и просто новых молодых сотрудников. И это естественно, — кадры советской интеллигенции еще не сформировались. Комментарий документов по личному составу представляет самую большую сложность. Очень важно было при их изучении избежать крайностей и полярных оценок происходившего в Эрмитаже в те годы, не пойти по упрощенному пути, поделив всех на «красных» и «белых», хороших и плохих. Мы можем говорить лишь о жертвах обстоятельств, жертвах тяжелейшего идеологического и политического прессинга, который обрушивался на людей, ломая и коверкая их судьбы. Сейчас, по истечении 20-го столетия, далеко не все из - происшедшего в нем время расставило по своим местам, и не воздало каждому по делам его. Возможно, несмотря на то, что факты, отраженные в эрмитажных документах, свидетельствуют о низости и жестокости, подлости и трусости, нам следует проявить такт и деликатность и избежать главного зла — неумной судейской категоричности и приклеивания ярлыков.

Но это — лишь малая часть данного исследования. Цель же его имеет определенный и конкретный характер: на основе имеющихся архивных документов показать, как Советское правительство совместно с крупнейшими зарубежными фирмами, при полной безнаказанности, организовало и санкционировало широкомасштабный грабеж национального достояния России, как НКВТ, являясь основным исполнителем и проводником воли властных структур, разрабатывал и спускал музею планы валютной выручки и списки эрмитажных шедевров, предназначавшихся для продажи за рубежом, продажи, от которой зависело выполнение этого плана. При этом НКВТ совместно с партийными органами оказывало постоянное жесткое давление на руководство музея, заставляя его продавать по бросовым ценам, в угоду валютной разнарядке, уникальные вещи. В итоге за какой-то десяток с небольшим лет Советскому правительству удалось разбазарить несметные сокровища. Что же касается конкретных объемов утраченного, то даже все суммированные списки вещей и живописных полотен, собранные в документах фонда N" 5, не дадут нам точной и конкретной картины, выраженной в цифрах. Ведь в них представлены вещи, которые лишь предназначались к продаже, то есть они могли быть проданными, но у них могла быть и другая судьба. Более точные цифры могли бы дать документы бухгалтерской отчетности, но их в фонде почти нет. Они отражены лишь косвенно в справках различных комиссий по обследованию работы музея.

Но даже эти скудные и общие сведения дают нам основание полагать, что к 1930 году за рубеж ушло около половины музейных коллекций Эрмитажа, а впереди были еще тридцатые годы...

Эта перекачка сокровищ мирового искусства была так масштабна, что можно говорить о существовании там, за рубежом, «второго» Эрмитажа, возможно даже большего, чем тот, который остался в России. Только тот Эрмитаж утрачен для нас навсегда. Это — чужой Эрмитаж, хотя иногда он и приезжает к нам «в гости». (Правда, у нас есть слабое утешение — ведь мы вполне могли лишиться и «нашего», оставшегося; ведь известно, что большевики хотели продать весь Эрмитаж с Зимним дворцом в придачу, однако... не продали, сделка сорвалась, возможно, не сошлись в цене).

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.