Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

История Монголии. XX век Страница - 12

Во время вышеотмеченного совещания в Урге светских и ду-чоппмх феодалов Внешней и Внутренней Монголии во главе с |«и до-гэгэном в июле 1911 г. было принято решение послать ^ медиальную делегацию в Россию для переговоров о поддержке намерения отделиться и образовать свое государство. Данное решение участники совещания приняли после продолжительных шскуссий37. Они отдавали себе отчет в том, что последствием ною шага может быть не только разрыв с Пекином и успешное противостояние ему, но и чрезмерное усиление позиций России п Монголии в условиях острой конфронтации последней с южным соседом. Участники совещания, тем не менее, пошли на риск, исходя из возможностей объединенного потенциала двух Моиголий — Внешней и Внутренней. Они полагали, что на объединенную Монголию ни одна из держав, в чьей сфере влияния находились обе Монголии, посягать не станет и что именно Россия возьмет на себя, выражаясь современным языком, поиск консенсуса с заинтересованными странами, первой установит чппломатические отношения с монгольским государством и по-мо кст ему на начальном этапе его существования.

1 аков был идеальный образ монголо-российских отношений, мнорый представляли себе участники совещания. Разумеется, ими допускался и отход от идеала, вплоть до превращения Мон-голии в государство-сателлит России.

2 августа 1911 г. делегация тайно выехала в Петербург. Ее воз-I лавлял командующий войсками Тушетуханского аймака, родовитый и весьма просвещенный, умный и живой, по отзывам современников, русофил цинь-ван (князь первой степени) Ханддорж.

Членами делегации были влиятельнейший и наиболее приближенный к богдо-гэгэну да-лама («большой лама») Цэрэнчимэд п кыходец из народности харачин Внутренней Монголии князь

I ушету-гун Хайсан. Все трое были сторонниками объединения монголов в единое независимое государство, очень скоро они екали видными государственными деятелями.

16 августа монгольская делегация была принята министром иностранных дел С. Д. Сазоновым, которому и передала письмо Оогдо-гэгэна от 30 июля 1911 г. В письме сообщалось, почему хшы и князья полны решимости изгнать из пределов страны маньчжурских чиновников и китайских торговцев и образовать независимое и единое государство в составе Внешней и Внутренней Монголии, и обосновывалось обращение к России за помощью. Так, в нем, в частности, говорилось, что «в международных правилах установилось положение, когда малое государство становится самостоятельным, почитая сильное и великое государство, а последнее становится опорой первого, помогая ему», и что в этой связи они ждут российской помощи, «как дождя во время великой засухи»38. Авторы письма пытались заинтересовать Россию льготами в торговле, строительстве железных дорог, организации почтовой связи и т. д. Особенно сильно звучали в письме их сетования на новый курс политики Цинов в Монголии и их решимость покончить с засильем в стране китайских земледельцев и торговцев39. (В этом содержался вольный или невольный намек на перспективы свободной от китайской конкуренции деятельности в Монголии русских промышленников и купцов.)

Несмотря на заманчивость предложения стать куратором «этнографического объединения» (по выражению русского посланника в Китае И Я. Коростовца)40 Внешней и Внутренней Монголии, а также Барги, царское правительство посоветовало монголам «действовать умеренно и постараться найти почву для соглашения с Китаем»41.

Россия имела легитимную возможность отреагировать на обращение Урги, но в строго очерченных пределах своей компетенции, определенной соглашениями с Японией и Великобританией. Согласно этим соглашениям, Россия включала в сферу своего влияния из монголоязычных и ламаистских регионов Китая только Внешнюю Монголию, Баргу и Урянхайский край и была ограничена обязательством не нарушать целостность Китая. В каждом из этих регионов у России были разные интересы и возможности. Соответственно, и линии поведения были разными, что отразилось на дальнейшей судьбе этих регионов42.

17 августа особое совещание Совета министров под председательством П. А. Столыпина высказалось против поддержки планов объединения Внешней и Внутренней Монголии в единое государство и против полного отделения страны от Цинской империи. Однако совещание приняло решение о том, чтобы Россия выступила посредником между Ургой и Пекином и поддержала «... дипломатическим путем стремления монголов сохранить свою самобытность» (34, с. 341; цит. по: 31, с. 19).

Соответственно, осенью 1911 г. русская дипломатия добилась от Цинского правительства письменного обязательства не проводить во Внешней Монголии — зоне российских интересов — никаких гражданских и военных реформ без согласия русского правительства, отказаться от колонизации монгольских земель, не вводить туда свои войска и, в частности, не подвергать преследованию и репрессиям главу и членов монгольской делегации, ездивших в Санкт-Петербург.

Монголам же русские дипломаты настоятельно рекомендова-н| проявлять умеренность, добиваясь лишь широкой автономии и оставе Китая. Русское правительство обещало оказать некото-• ю помощь оружием и рассмотреть вопрос о займе.

I аким образом, позиция России исходила из расчета на возрождение монгольской государственности.

Иыступив в роли посредника между Ургой и Пекином, прави-н' н. ство России не могло не отдавать себе отчета в том, что лю-•ыг его попытки выйти за рамки своей компетенции неизбежно порскались бы на последующее неприятие их цинским прави-I пьсгпом, а главное — теми мировыми державами, которые за ним стояли или имели свои интересы в регионе. Но, учитывая, «но династия Цин агонизировала, царское правительство мог-ю себе позволить решительно вмешаться в вопросы устройства Монголии, и даже под благовидным предлогом охраны своего I онеульства ввести в Ургу ограниченный контингент войск (ба-| 1111.011 пехоты и две сотни казаков). Более того, иркутский во-1 1Нпли округ вскоре получил приказ подготовить для отправки в Монголию 15 тыс. винтовок и 7,5 млн. патронов43.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.