Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

История Монголии. XX век Страница - 5

Коллектив авторов выражает искреннюю благодарность руководству и сотрудникам Отдела Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, особенно Ю. В. Ванину, за ценные замечания и помощь в подготовке этого коллективного труда.

Глава I

ВСТУПЛЕНИЕ МОНГОЛИИ В XX ВЕК

1. Внутренние и внешние условия жизни монгольского общества до 1911 г.

Начало XX в. застало Монголию на положении периферийного наместничества Цинской империи.

В административном отношении страна продолжала делиться на 4 аймака и особый Кобдоский округ, в состав которых входили военно-административные единицы — хошуны, — достаточно автаркические, замкнутые княжества, управляемые, под контролем маньчжурских наместников, наследными владельцами — дзасаками. Их насчитывалось к 1911 г. 118 единиц1.

Система управления, сложившаяся еще в XVIII в., оставалась, в общем, прежней, но становилась все более жесткой: ужесточался контроль за двумя западными аймаками — Дзасактуханским и Сайнноинханским — со стороны маньчжурского генерал-губернатора — улясутайского цзянь-цзюня, и за центральным — Ту-шетуханским, и восточным — Цэцэнханским со стороны ургинс-кого амбаня; местные органы самоуправления — периодические съезды монгольских князей и ханов — аймачные сеймы (чуулган), хошунные управления (тамгын газар) лишались ряда своих прерогатив; увеличивалась численность маньчжурских гарнизонов в опорных крепостных пунктах и т. д. В 1906 г. Центральное пекинское ведомство по управлению монголами — Палата внешних сношений (Лифаньюань) — была преобразована в Министерство колоний (Лифаньбу), — что в определенной степени символизировало отход Цинского двора от ранее патерналистского отношения к его монгольским вассалам и отражало характер так называемого «нового курса» (синь чжэн), проводимого в Монголии с конца XIX в. — начала XX в. Стержнем этого курса была политика китайской колонизации монгольских земель и превращение Монголии в обычную провинцию Китая2.

I Доведение этого курса было связано с общим кризисом Цин-» коп империи, чье былое могущество к началу XX в. было подор-пк) опиумными войнами (1840—1842; 1856—1860), тайпинским ти станием (1851—1864), поражением Китая в войне с Японией в I <9*1 1895 гг., восстанием ихэтуаней в 1898-1901 гг., иностранном интервенцией и империалистическим полуразделом Китая, превращением его практически в полуколонию европейских держав, США и Японии.

Изменение положения цинского Китая и соответственно мон-I омьской политики Цинов оказало решающее воздействие на на-I I гание политического и экономического кризиса в Монголии и первое десятилетие XX в., что было доминантой развития Мон-ПП1ИИ в этот период.

И основе этого процесса лежали и внутренние факторы. Это ре «кий рост социальной и имущественной дифференциации между сословиями монгольского иерархического общества. 1ак, по оценкам монгольских ученых, в начале XX в. в руках «шагородного» (сайн хумуус) сословия светской (владетельные князья — дзасаки, не владетельные — тайджи, зятья императора эфу) и духовной (перерожденцы буддийских святых — ху-нмлганы, хутухты, настоятели — цоржи и казначеи — шанзотбы «юнее 700 монастырей) знати была сосредоточена почти полошит — 49,5% — поголовья скота — основного национально-ю богатства3. А по численности они составляли всего 7,8% от примерно 600—650-тысячного населения страны, в то время как на простолюдинов и чернь — хархумуус, т. е. все категории феодально-зависимого аратства (сомонных аратов или аратов-шбату, хамжилга и шаби), и представлявших 92,2% населения приходилось 50,5% поголовья4.

В среднем по четырем аймакам Халха — Монголии в одном аратском хозяйстве было в 50 раз меньше скота, чем в кня-кеском, и в 80 раз, чем в одном монастырском5. Растущая пауперизация основного производительного класса монгольско-к) общества — аратов-кочевников-скотоводов — была вызвана усилением их эксплуатации со стороны маньчжурских властей, князей и ламаистской церкви. Тяжелые государственные повинности — воинская, уртонная, караульная, увеличение видов и размеров албы — податей, замена многих натуральных поборов денежными и т. п. — все это вело к обнищанию аратов.

В итоге 60% из примерно 210 ООО аратских хозяйств, насчитывавшихся в стране в первой половине XX в., относилось к разряду бедняцких, ибо имело в среднем по 10—20 овец, 2—3 коровы и 1—2 лошади на одно хозяйство. Такие хозяйства не могли обеспечить прожиточного минимума, равного в ту пору с учетом всех отчислений для средней семьи из 5 человек 13 головам крупного рогатого скота, 90 овцам, 3 верблюдам и 14 лошадям, и жили арендой скота6.

Разрушительное воздействие на экономику Монголии, которая в начале XX в. продолжала в целом носить натуральный и полунатуральный характер и была как прежде основана на пастбищном животноводстве в сочетании с домашним ремеслом, кустарными промыслами и мелкой розничной торговлей при зачатках земледелия и промышленности, оказывал китайский торгово-ростовщический капитал.

При попустительстве и прямой поддержке маньчжурских властей китайские торговцы хозяйничали в стране с конца XIX в. В обозреваемое время они также все больше выполняли посреднические, компрадорские функции, выступали в роли агентуры западноевропейских и американских фирм.

Экономика хошунов, ранее самодостаточная, была опутана и не выдерживала бремени накопившихся к 1910 г. долгов перед китайскими торговцами и фирмами, достигшими астрономической суммы в 11 млн. лан7. Ряд хошунов разорялся, население разбегалось, пополняя ряды деклассированных элементов в оседлых пунктах.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.