Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

История Монголии. XX век Страница - 9

Зачатки новых общественных сил страны составляли прежде всего горожане. В городах жили в основном ламы, светская знать и небольшая прослойка свободных простолюдинов. Никто из них не был чужд радостям городской жизни, развлечений, добывания денег, иногда довольно крупных денег, путем вкладывания своих капиталов на паях с иностранными предпринимателями. Некоторые представители монгольской аристократии и чиновничества находились в тесном контакте с китайскими торговцами ростовщиками, и маньчжурскими должностными лицами, связанными с крупнейшими фирмами в Монголии — Да Шснху, Тянь Идэ, Юань Шэндэ и др. Но массового движения к модернизации, рыночным отношениям, к превращению страны в процветающую часть империи не было Среди новых слоев общества были и такие категории горожан, как харчуул и борчуул, перебивавшиеся случайными заработками (букв. — чернь), обедневшие дворяне, рассчитывавшие на помощь земляков и родственников, мелкие торговцы — панзчины и приказчики — бичечи. Многие были обучены грамоте и в будущем составили костяк монгольских чиновников и интеллигенции. Вокруг монастырей скапливались юрты, в которых некоторые ламы негласно вели мирскую жизнь в кругу неофициальных семей. Ламы в составе населения занимали видное место — их было 115 тыс. (это равнялось 44,5% всего мужского населения)19. Связанный целибатом, впрочем не очень строгим, институт ламства являлся своеобразным амортизатором демографического роста. Монголов-горожан было очень мало, они составляли 36% городского населения, из них 80% приходилось на лам20. Многие женщины, по выражению Б. Я. Влади-мирцова, занимались «гетеризмом разного рода»; женщины эти в некоторых случаях не теряли связи со «степью»21 (речь следу-

• I патл не столько об имевшей место обычной проституции, 11 «* п. ко о неформальных женах лам и неформальной «ламской» п" пмндрии). Основной же массой горожан в Монголии были нищ транцы — прежде всего торговцы, рабочие и ремесленни-

П п I числа китайцев. Китайцы были сезонными горожанами

I ч|голии, их состав менялся и восполнялся за счет частичной I'"мипи. В отличие от китайцев, русские горожане готовы были "I 'мм. прочно, с семьями; к началу XX в. они добились раз-|м шспия маньчжурских властей строить в Урге и других местах ( I мип-шаби, Хатгале, Мурене, Хангельцике и др.) добротные |им,|, даже двухэтажные. В 1907 г. в Урге появилась первая за-и мпая фирма — английская, затем стали появляться фирмы

< 1IIА, Германии и других стран, хотя западные сеттльменты в

< 1|>апе так и не возникли. На золотых приисках русско-бель-ипюкого акционерного общества «Монголор», созданного еще и I‘>00 г., появились американские и европейские специалисты, ип. им юры и техники. В Урге росло число ресторанов, парикма-41 |и ких и других учреждений быта, держателями которых были

Пропойцы и японцы.

11ри оценке внутренней экономической ситуации в стране, т. е. уроппя развития Монголии в начале XX в., как правило, в лите-р. п урс используются критерии стадиальных изменений в системе ироииюдительных сил и производственных отношений — покатый развития промышленности, товарного производства, то-нпрпо-денежных отношений, рынка, банковской системы и т. д.

I Кжнможно оспорить то обстоятельство, что Монголия только в

• ян»-рсдованной форме и лишь отчасти фрагментарно была затрону м стадиальными изменениями в технологическом и экономи-(I ком развитии, через которые к началу XX в. прошла Европа.

1 Миода берут истоки до сих пор живучие взгляды о монголь-I ком обществе как «антитезисе индустриального общества»22, о I пч называемом «средневековье», оторванности от «реалий XX иска»21, «многовековом отставании» Монголии, в экономике ко-к>роп господствующие позиции занимало кочевое скотоводство,

• п передовых стран мира. При таком подходе упускаются из виду ¦ пшсрсдованные формы стадиальных изменений и неверно оценивается как крайне отсталый тип производства кочевое скотоводство. Кочевое скотоводство — это тип хозяйства, а не некая юкапиталистическая стадия развития. Как и оседлое земледе-чи *, и рыболовство, оно не связано семантически с какой-либо Неавозвратно пройденной человечеством универсальной стадией развития. Но главное, не учитывается принадлежность Монго-|| п и начала XX в. к современности — мировой экономике, рынку, миру машин, электричества, телеграфа. С этими атрибутами современности Монголия была знакома не понаслышке (правда, в приложении к общей ситуации рынок проявлялся в опосредованной через китайский ростовщический капитал и колонизационный поток форме, а удельный вес других новшеств в то время не мог быть высоким). Монголия в качестве хотя и экзотичного и зависимого, но необходимого звена (полуколониального, ресурсного, сырьевого и т. д.) была все-таки частью современного ей мира. Поэтому совершенно справедлива оговорка авторов нового российского учебника по истории стран Азии и Африки о том, что Монголия была отсталым государством «по европейским меркам»24.

Для Монголии того времени было нереально достижение «европейских мерок» на путях догоняющего развития и модернизации. Это означало бы лишь массированный приток в страну китайских колонистов — торговцев, земледельцев, ремесленников, чиновников. Еще немного и за ними уже с войсками потянулись бы людские потоки во много раз превышавшие численность коренного населения Монголии.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.