Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Русские Бессарабии: Опыт жизни в диаспоре Страница - 2

ЗАКЛЮЧЕНИЕ_________________________________________________________________________________272

ВВЕДЕНИЕ

1918 год ознаменовал собой коренной перелом в жизни Бессарабии. Благополучная, безмятежно дремлющая, утопая в пенно-белых садах и изумрудно-лиловых виноградниках, периферийная российская провинция в стремительные революционные дни стала ареной острейшей политической борьбы, которая в конечном счете привела к вторжению иностранных войск и смене российского трехцветного знамени на румынский триколор. Вместе с тем, казалось, с приходом румынских войск в 1918 году все вернулось на свои места: и монархия, сметенная революционной волной в Петрограде, и дорогие сердцу родовые поместья, отобранные было крестьянами, и щеголеватые офицеры в погонах вместо распоясавшихся, пьяных от внезапной свободы солдат. Установился “порядок”, о котором бессарабский обыватель мечтал в смутное и опасное революционное время. Но все же это была уже совсем иная жизнь, и не для всех в ней нашлось место.

Румынское государство, значительно расширившее свои границы за счет приобретения Трансильвании, Буковины и Бессарабии, внезапно оказалось перед проблемой необходимости создания единого унитарного государства из “лоскутной империи”, каковой стало в результате расширения границ. Присоединенные земли были настолько разными - по составу населения, традициям, культуре, образу жизни, что это могло стать серьезной угрозой самому существованию новой Румынии, которая виделась ее правителям как унитарное национальное государство. Поэтому на первый план внутренней политики румынских властей выступила задача нивелирования различий, приведения новых территорий к общему знаменателю Старого Королевства. Сделать это можно было, внедряя в присоединенных провинциях румынское законодательство, систему администрации, язык, школы, культуру, церковь. Не всегда население этих территорий встречало доброжелательно нововведения. Особенно серьезное сопротивление процессу румынизации оказывали национальные меньшинства, которых прежде всего настораживали попытки быстрой насильственной их ассимиляции, предпринятые новыми властями.

В Бессарабии ядром оппозиции румынскому режиму объективно стало русское население. Произошло это потому, что в многонациональном крае определенная часть городских жителей, особенно образованная их часть - чиновничество, учителя, служащие, независимо от этнического происхождения и родного языка, была русифицирована, то есть вовлечена в систему русской культуры и языка. Более того, “русское” ассоциировалось с “российским” как самими бессарабцами, так и румынизаторами. Поэтому фокус румынизации, направленный на вытеснение российских законов, правил, норм, систем и традиций, одновременно сильнее всего ударял по русскому населению.

Изменения, произошедшие с русским населением в межвоенной Бессарабии, являются темой, изучение которой будет способствовать пониманию тех политических, экономических и культурных процессов, которые были связаны с проведением румынизации Бессарабии, интеграции ее в общерумынский контекст на протяжении всего межвоенного периода. Через призму изменений, произошедших с русским населением Бессарабии в этот период возможно выявить основные причины, побудившие румынскую администрацию форсировать темпы румынизации в Бессарабии, сущность политики румынизации в крае, ее влияние на демографические процессы, а также на социально-экономическое положение и общественно-политические взгляды бессарабцев, на их культурные преференции.

События, связанные с социалистической революцией и гражданской войной в России, положили начало процессу создания русской диаспоры, которая стремительно выросла численно и расширилась географически после распада СССР. Если применительно к межвоенному периоду русское население за рубежом в научной литературе рассматривалось прежде всего в контексте политической эмиграции, то после 1991 года в специальной литературе и публицистике все чаще стал использоваться термин “диаспора”. Представляется, что к русскому населению Бесарабии межвоенного периода понятие “диаспора” вполне применимо. Классической диаспорой обычно называли этнические общности, которые оказались изгнанными с территории своей исторической родины в результате трагических событий - геноцида, этнических войн или массовых переселений. Еврейская, армянская, африканская диаспоры служат такими классическими примерами. Однако в современной литературе понятие “диаспора” применяется в расширительном смысле и по отношению к эмигрантам, изгнанникам, политическим беженцам, иностранцам, трудовым мигрантам, группам населения, оказавшимся вне границ своей исторической родины в результате распада колоний, к этническим и расовым меньшинствам1.

Исследователи отмечают, что, термин “диаспора” применим к “меныпинственной общности, проживающей вне страны происхождения”, в том случае, если она обладает хотя бы несколькими из следующих признаков:

- Расселение вне страны происхождения в результате трагических событий;

- Расселение вне страны происхождения в поисках работы или в процессе расширения колоний;

- Наличие коллективной памяти и мифов о родине;

- Идеализация исторической родины и коллективное стремление к ее сохранению, восстановлению, безопасности и процветанию;

- Развитие коллективно поддерживаемого движения за возвращение;

- Сильное этническое сознание, основанное на чувстве своей особенности, общей истории и веры в общую судьбу;

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.