Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Русские Бессарабии: Опыт жизни в диаспоре Страница - 4

Представляется необходимым подчеркнуть, что задачей данного исследования не являлось обличение этнической политики Румынии в межвоенный период. Оно скорее является лишь попыткой показать реальное положение русской диаспоры и всего русскоязычного населения Бессарабии в те годы с точки зрения самого русского населения.

Исследование сосредоточено на выявлении причин изменений и анализе самих изменений, произошедших с русским населением Бессарабии в межвоенный период, в контексте этнической политики и практики румынского государства в области межэтнических отношений, которая определяла характер отношения национальных меньшинств к стране проживания, их политические позиции, роль в общественно-политических процессах, отношение к интеграции в доминирующую культуру государства. Понимание определяющей роли этнической политики Румынии в истории Бессарабии межвоенного периода и ее населения, так же как и в понимании многих процессов, происходящих в сегодняшней Молдавии, формировалось под влиянием двух выдающихся работ американских исследователей, с которыми автора связали и нити личной дружбы, Ирины Ливезяну и Чарльза Кинга11.

Выводы и оценки, содержащиеся в работе, основаны на анализе статистических, архивных, опубликованных документов и материалов бессарабской прессы. Пресса, в отличие от сухой статистики, достоверность которой неоднократно подвергалась сомнению предшественниками, дает уникальное чувство причастности к жизни того времени, создает эффект присутствия и участия в событиях и процессах, происходивших в Бессарабии в те далекие годы. Кроме того, эти материалы наглядно демонстрируют, что издания, выходившие на русском языке, не были русской прессой или прессой для русских - они отражали жизнь провинции в целом, проблемы, стоявшие перед всеми бессарабцами, и показывали, что по большому счету, бессарабцы никогда не делились на русских, евреев, молдаван, украинцев, а жили единой общностью, были единым организмом. Для подтверждения данного утверждения приведем здесь лишь один документ - доклад агента сигуранцы12 об этническом составе редакции газеты “СиуапШ! ВазагаЫеГ’, политических позициях и гражданстве журналистов. “Газета основана Д. Чугуряну и А. Гендрихом, редакторы Е. Бабат и И. Орештер, оба евреи, румынские подданные. Сотрудники: Благов, эмигрант из Москвы, бывший морской офицер, член комитета русского меньшинства; Стройт и Табак, бессарабцы, румынские подданные; Бр. Судит, эмигрант, румынский подданный; С. Окнер, бессарабец, румынский подданный, коммунистически настроенный; М. Яхинзон, эмигрант, румынский подданный, сионистских тенденций; М. Учитель, эмигрант, румынский подданный, эсер, румынофоб, уроженец Тигины; В. Незельский, эмигрант из Одессы, активист организации русского меньшинства в Кишиневе, румынофоб и антикоммунист, поляк по национальности, русофил, родился в Тигине, нелегально перешел в Бессарабию через Днестр в 1921 г.”13. Этот пример наиболее ярко отражает тот факт, что в Бессарабии, большая часть которой входит в границы современной Молдовы, чувство причастности и духовной привязанности к этому уникальному по своей культуре краю, всегда было важнее этнической принадлежности, родного языка или религии, а этническое и культурное многообразие никогда не чертило разделительных линий, а всегда служило связующим и объединяющим фактором.

Перевод цитат, испояьзумых в работе, с румынского и английского языков на русской сделаны автором. Географические названия в исследовании даются, как правило, в варианте и транскрипции источника. Это приводит к некоторым разночтениям, так как румынские источники обычно давали новые названия (Тигина вместо Бендеры, например, или Орхей вместо Оргеев), а русские - старые названия в русской транскрипции (Кишинев, но не Кишинэу, на протяжении всего межвоенного периода, и Бессарабия, но не Басарабия, как это принято в румынской транскрипции). В авторском тексте географические названия даются в традиционной для русского языка транскрипции.

* * *

Эта книга - результат многолетних исследований различных проблем истории Молдавии. Она бы не была такой, какая она есть, если бы судьба не подарила мне счастливую возможность трехлетнего пребывания в уникальной научной среде Института истории СССР АН СССР в годы учебы в аспирантуре, не открыла мне тайны молдавских архивов и сложнейшей истории нашей республики в годы работы в Институте истории АН Молдавской ССР, не перенесла меня почти на год за океан, при помощи стипендии, выделенной американским Международным бюро по научным исследованиям и обменам (1КЕХ), где я смогла изучить огромную западную научную литературу по проблемам этнической политики, национализма и национальных меньшинств в одном из лучших в США Мичиганском университете, не дала мне возможности работать в Институте национальных меньшинств (ныне - Институт межнациональных исследований) АН РМ под руководством людей, которые создавали мне все условия и чрезвычайно доброжелательный климат для плодотворной работы. Моя особая благодарность - коллегам, которые всегда были готовы поделиться своими знаниями и вовремя дать нужный совет - доктору истории Н. В. Абакумовой, доктору истории И. А.Анцупову, доктору филологии Т. В.Зайковской, доктору хабилитат истории Я. М.Копанскому, доктору педагогики Т. П.Млечко, доктору хабилитат истории Л. Е.Репиде.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.