Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Швейцария: история и современность Страница - 10

30 сентября забастовали 2 тыс. банковских служащих Цюриха, важнейшего финансового центра Швейцарии. Пикеты бастующих распространили 30 тыс. листовок, в которых обращали внимание населения на то, что администрация банков, получившая в 1917 г. 35 млн. фр.2 чистого дохода, держит рядовых служащих на мизерном жаловании27. Полиция пыталась проложить дорогу в здания банков кучкам штрейкбрехеров, возникли стычки28. Рабочие Цюриха объявили забастовку солидарности, не работал транспорт, не вышли буржуазные газеты. Владельцы банков вынуждены были уступить и пойти на повышение заработной платы.

Успех этой забастовки окрылил рабочее движение и одновременно вызвал сильное раздражение и страх у реакционеров. Они заявляли, что рост рабочего и революционного движения — результат действий «агентов Москвы», стремящихся «насадить большевизм» в Швейцарии. Охранка «раскрыла» фантастические планы свержения большевиками правительства, были «обнаружены» бомбы и т. п. Власти бездоказательно обвинили советскую миссию в Берне в том, что она раздавала деньги членам Ольтенского комитета действия...29

Особую ярость реакционеров вызвало то, что СДПШ под давлением рабочих масс, революционно настроенной молодежи и прогрессивной интеллигенции объявила о намерении торжественно отметить первую годовщину Октябрьской революции в России. Федеральный совет демонстративно привел в боевую готовность 4 пехотных полка и 4 кавалерийские бригады. В ответ на запугивание Ольтенский комитет, который к этому времени в силу обстоятельств стал рупором оппозиционного движения в стране, призвал провести 9 ноября всеобщую 24-часовую забастовку протеста. Она успешно прошла в 19 промышленных центрах страны, особенно в Цюрихе.

10 ноября на самой большой площади Цюриха собрался 15-тысячный митинг, участники которого призывали к общешвейцарской политической стачке с широкими политическими и экономическими требованиями. И снова раздались залпы, были убитые и раненые. В Ольтенском комитете шла борьба между теми, кто стоял за массовое и решительное выступление, и оппортунистами, боявшимися звать массы на борьбу. В ночь на И ноября комитет принял решение объявить всеобщую стачку и обратился с воззванием ко всем рабочим страны. Комитет потребовал выполнения девяти условий: 1) досрочные выборы в Национальный совет на основе пропорционального представительства; 2) предоставление женщинам избирательных прав; 3) введение всеобщей трудовой обязанности; 4) установление 48-часовой рабочей недели; 5) реорганизация армии на демократической основе; 6) обеспечение населения продовольствием; 7) введение страхования по старости и инвалидности; 8) монополия внешней торговли; 9) погашение государственных долгов за счет имущих30. Эти требования пролетариата прозвучали как набат.

Всеобщая забастовка носила очень широкие масштабы, в ней, по разным оценкам, участвовало от 300 до 400 тыс. человек31. Остановились промышленные предприятия, закрылись банки, прервалась телефоннотелеграфная связь, не работали железнодорожный транспорт и городские трамвайные парки. В типографиях печатались только газеты Социал-демократической партии. Каждый час приносил известия о присоединении к стачке все новых предприятий.

Буржуазия и ее правительство находились в состоянии паники — об этом свидетельствуют многие документы — и надеялись только на военную силу для подавления невиданной в истории страны стачки32. Воспользовавшись капитуляцией Германии (9 ноября) и прекращением мировой войны, генерал Вилле снял с приграничной полосы ряд воинских частей, «не зараженных революцией», и перебросил их в индустриальные районы. К Цюриху и Берну направлялись полки и батальоны, командиры которых пылали фанатическим «антибольшевизмом», а солдаты слишком слабо разбирались в политике, чтобы понять, на кого они направляют дула винтовок33. В Цюрихе, Базеле, Женеве, ряде других мест произошли кровопролитные столкновения между солдатами и бастующими. Федеральный дворец в Берне, правительственные учреждения, вокзалы, мосты, туннели, военные заводы охранялись войсками. Вооруженные до зубов жандармы и полицейские патрулировали улицы во всех промышленных центрах34.

Буржуазная пропаганда истерически твердила, что «красные» могут вот-вот захватить власть, запугивала обывателя приходом «большевиков с ножом в зубах». Ей удалось настроить часть сбитых с толку горожан и большинство крестьян против бастующих. В небольших местечках лавочники отказывались продавать им хлеб и другие продукты. Поддавшись всевозможным измышлениям, крестьяне прекратили подвоз в города продовольствия. Часть железнодорожников, не разобравшись в обстановке, отказалась примкнуть к стачке, что позволило властям быстро перебросить войска к Цюриху и Берну. Надо сказать, что если на севере страны забастовка носила исключительно широкий характер, то на западе и юго-западе в силу ряда обстоятельств процент бастующих был меньше35.

Сказалась также и определенная слабость Ольтен-ского комитета как организационного центра всеобщей стачки. Не имея четкой программы действий и твердой политической линии, раздираемый внутренними разногласиями, он проявлял в эти ответственные дни нерешительность перед лицом сплоченного фронта реакционных сил. Правые реформистские деятели страшились размаха происходивших событий, перспектива революции, как бы условна она ни была, отталкивала их. Власти знали об этом и рассчитывали на организационную слабость противника, может быть, не меньше, чем на свой военный кулак. Преодолев первое замешательство и собрав силы, Федеральный совет перешел н наступление. Когда представители Ольтенского комитета (Дюрр, Хюгглер, Нэн и др.) прибыли в Федеральный дворец, чтобы выяснить возможности удовлетворения их требований, правительство не пожелало об этом и разговаривать и предъявило ультиматум, угрожая прибегнуть к суровым репрессиям, если не будет немедленно прекращена всеобщая стачка36. Ранним утром 14 ноября комитет после бурного заседания принял решение прекратить дальнейшую борьбу. В обращении к швейцарскому рабочему классу он объявил, что стачка прекращается повсеместно в ночь на 15 ноября. «Рабочий класс,— говорилось, в частности, в этом обращении, — уступает перед силой штыков, но он не побежден»37.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru