Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Абазины - Страница 5

Следует отметить определенные трудности, встречавшиеся при сборе этих материалов. Выяснение многих общественно-бытовых понятий осложнялось не только особенностями абхазского и абазинского языков, в которых конкретные определения часто вьТражаются не одним каким-либо словом, а словосочетанием, но и тем, что для некоторых явлений хозяйственно-культурной жизни абазин характерны либо утрата многих специфических терминов, либо замена их другими, чаще общеадыгскими. Однако продолжать терминологические поиски необходимо: чем интенсивнее будет проводиться всестороннее этнографическое изучение абазин, тем большая вероятность зафиксировать еще уцелевшие в народной памяти исторические события, обряды, обычаи и другие стороны прошлой жизни.

В связи с тем что в течение длительного времени не велось последовательного сбора этнографического материала об абазинах, многое из интересующего этнографа, специфического, характерного только для этого народа, в настоящее время утрачено. Сложная историческая судьба абазин, частые переселения, нарушение относительной географической изоляции, смешанное расселение не способствовали сохранению ярко выраженных особенных черт их хозяйственной, бытовой и социальной жизни. В этнографическом отношении абазины имеют много общего с родственными им абхазами. В то же время длительное соседство с народами Северо-Западного Кавказа, особенно адыгскими* наложило свой отпечаток: абазины близки к ним и обнаруживают много общего с ними в быту, культуре, образе жизни.

Все это не означает, конечно, что этнографического изучения абхазов и адыгских народов достаточно, чтобы изучить и абазин. Всестороннее историко-этнографическое исследование абазин необходимо не только, чтобы познать конкретную историю абазинского народа, но* и для решения многих вопросов, связанных с широкой проблемой этнокультурного единства населения верховьев Кубани и Причерноморья. Некогда эта территория представляла собой в этнокультурном отношении единое целое, и абазины составляли часть этого целого.

Наше исследование преследует двоякую цель: во-первых, пополнить историко-этнографические научные знания о мало исследованном народе Северо-Западного Кавказа — абазинах и, во-вторых, на примере соседско-общинной организации абазинского народа показать роль, место, значение общины в раннефеодальных системах, не достигших централизации, проследить ее судьбы в условиях развивающихся капиталистических отношений, выяснить причины устойчивого бытования. Небольшой объем книги вынудил автора ограничиться характеристикой преимущественно внутренней жизнедеятельности общины абазин, оставив в стороне ее внешнеполитические связи, требующие специального рассмотрения. Особое внимание уделено исследованию форм земельной собственности, организации производственной деятельности общинников, взаимоотношениям различных групп населения.

Хронологически тема монографии охватывает 30—90-е годы XIX в. Такое ограничение обусловлено главным образом состоянием источников. Ранее 30-х годов XIX в. сведения об абазинах весьма скудны, эпизодичны и не позволяют создать достоверной и ясной картины хозяйственной жизни народа, внутриобщинных и межобщинных отношений. Сравнительно небольшой, но исторически сложный период в судьбах населения Северо-Западного Кавказа, избранный для изучения, — это, по существу, два этапа в социально-исторических условиях существования абазинской общины: дореформенный, когда она развивалась самобытно в системе феодальных отношений, и пореформенный, характеризующийся резкой ломкой прежних экономических и бытовых отношений в результате развития нового капиталистического уклада.

Появление этой книги стало возможно в значительной степени благодаря помощи моего учителя, известного исследователя Северного Кавказа, удивительного, редкого человека, безвременно ушедшего от нас в феврале 1981 г. — старшего научного сотрудника кафедры этнографии исторического факультета МГУ Я. А. Федорова. На протяжении всех лет совместной работы я постоянно ощущала его поддержку, чуткое отношение, заинтересованность в результатах исследования. Пусть этот труд послужит скромной данью памяти Я. А. Федорова.

Глубокую благодарность приношу старшим научным сотрудникам Карачаево-Черкесского научно-исследовательского института экономики, истории, языка и литературы Л. 3. Кунижевой и В. Б. Тугову, аспиранту Института истории СССР АН СССР Ш. Ш. Хуранову за консультации и помощь в переводе на русский язык абазинских историко-бытовых терминов и понятий. Искренне признателен автор жителям абазинских аулов Карачаево-Черкесской автономной области, где кафедра этнографии исторического факультета МГУ неоднократно проводила полевые историко-этнографические исследования, за активную помощь и доброе отношение к участникам экспедиций.

ГЛАВА I

ОБЩИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ

СВЕДЕНИЯ ОБ АБАЗИНСКОМ НАРОДЕ И ЕГО РАССЕЛЕНИЕ

В XIX В.

Современные абазины принадлежат к числу малых народов мира, в конце 1978 г. их насчитывалось 39 000 человек23. В СССР, по данным Всесоюзной переписи населения 1979 г., проживает 29 000 абазин, основная их часть — 24 245 человек сосредоточена на Северо-Западном Кавказе в Карачаево-Черкесской автономной области Ставропольского края РСФСР24. 10 000 абазин живут в Турцииэто потомки той части абазинского народа, которая во второй половине XIX в. выселилась с Северного Кавказа.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.