Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Абазины - Страница 7

Северокавказские абазины, о которых пойдет речь в данной книге, делятся на этнические группы — тапанта (т1ап1анта) и шкарауа (ащъхъарауа), каждая из которых имеет свой диалект абазинского языка. Эти диалекты относятся к абхазо-адыгской группе кавказских языков. Термин «тапанта» иранского происхождения, означает «равнинный житель». Ту часть абазин, которая жила в горах, абазины-та-пантинцы именовали «ашхарцами», то есть горцами 31.

Л. И. Лавров и Н. Г. Волкова выделяют еще южную группу абазин (по источникам XVII—XVIII вв. — Южная Абаза). Н. Г. Волкова впервые попыталась определить этнический состав этой группы абазинского народа.. Она причисляет к южным абазинам приморских сад-зов и горные общества Хамыш, Артокуадж, Хишха, Цандрипш, Геч, Аредба, Багрипш, Псху, Саше и некоторые другие32. 3. В. Анчабадзе и Ц. Н. Бжания все эти горные общества, а Ш. Д. Инал-Ипа еще и приморские общества считают абхазскими, а не абазинскими33. Вопрос о южной группе абазин, ее составе, локализации отдельных подразделений, связях с северокавказскими абазинами пока разработан недостаточно.

Рассмотрение проблемы происхождения абазин, ранних этапов их этнической истории не входит в задачи данной работы. Этим сложным, дискуссионным, не до конца решенным вопросам посвящены статьи советских кавказоведов Л. И. Лаврова и Е. П. Алексеевой.

#

До конца XIII в. абазинские этнические подразделения обитали на восточном побережье Черного моря, северо-западнее нынешней Абхазии (от р. Бзыбь до Туапсе). В пределы Северного Кавказа абазины начали переселяться с конца XIII в. Исследователи относят массовое переселение тапантинцев к XIV в., шкаровцев — к XVI — началу

XVII в.34. В XVIII в. все группы абазин — тапантинцев и шкаровцев — источники локализуют на землях Северного Кавказа.

В XVII—XVIII вв. северокавказские абазины находились в политической зависимости от усилившихся кабардинских и бесленеевских феодалов. Освободились они от этой зависимости лишь в конце

XVIII в., воспользовавшись активизацией внешней политики царского самодержавия на Кавказе.  «

В первой половине XIX в. Россия испытывала нарастание кризиса феодально-крепостнической системы, который привел к интенсивному развитию капиталистических отношений и к отмене в 1861 г. крепостного права. С усилением внутреннего кризиса в России все более активной становилась внешняя политика царизма. Присоединение к России национальных окраин, диктовавшееся экономическими, политическими и стратегическими интересами царского самодержавия, на Северном Кавказе протекало в условиях антиколониальной и антифеодальной борьбы северокавказских народов.

Судьбы горских народов Северо-Западного Кавказа в первой половине XIX в. тесным образом связаны с военно-политическими событиями на Кавказе в это время. В начале XIX в. абазины подобно другим горцам Северо-Западного Кавказа оказались втянутыми в Кавказскую войну.

Укреплению позиций царского правительства на Северном Кавказе, присоединению к России новых земель, в частности закубанских, особенно противодействовала султанская Турция. Часть горского населения, поддавшись усиленной антирусской пропаганде, выступила против России. Периоды обострения политической, обстановки на Северном Кавказе сменялись периодами ее временного смягчения. Со второй четверти XIX в. борьба горцев протекала под флагом мюридизма и приняла форму религиозной борьбы с «неверными».

Хотя по вероисповеданию абазины мусульмане, реакционные религиозные идеи мюридизма не нашли среди них, как и среди остальных горцев Северо-Западного Кавказа, столь же безоговорочной и фанатичной поддержки, как в Дагестане и Чечне. Это отчасти можно объяснить тем, что ислам суннитского толка начал проникать к абазиндм довольно поздно, с начала XVII в., от крымских татар и ногайцев, и еще в середине XIX в., особенно у абазин шкаровских подразделений, весьма сильными оставались пережитки христианства и языческих верований 35. С. А. Чекменев, рассматривая взаимоотношения горцев Северо-Западного Кавказа и агентов имамата Шамиля, подчеркивает, что народы центральных районов Северного Кавказа, в частности жившие на землях нынешней Карачаево-Черкессии, во время Кавказской войны часто выступали против проповедников и последователей мюридизма 36.

Однако колонизаторские методы подчинения местного населения, используемые царским самодержавием (вплоть до карательных экспедиций в горы, разорения аулов, принудительного выселения), при одновременной активной антирусской агитации турецких агентов спровоцировали массовое выселение горцев в Турцию. Большая часть аба-, зинского народа также поддалась провокациям.

Напряженная и сложная военно-политическая обстановка на Северо-Западном Кавказе обнажала и обостряла внутренние социальные противоречия среди горцев, усиливала существовавшую феодальную раздробленность. Царизм умело использовал феодальную междоусобицу в своих интересах. Например, главнокомандующий на Кавказе барон Розен прямо указывал в письме военному министру графу Чернышеву в 1833 г.: «Я полагал бы полезнейшим для нас благоприятствовать существующим между горскими племенами несогласиям и, помогая слабейшим, обессиливать сильнейших» 37.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.