Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Двести лет новой сербской государственности - Страница 13

Обрадович писал о «противоестественности» турецкого ига и признавал правомерность его ликвидации на Балканах с помощью военной силы. Писатель приветствовал освобождение русской армией территорий от власти Порты16. В 1789 г. в «Песне об избавлении Сербии» Обрадович воспел победы русского и австрийского оружия над османами. В то время он связывал избавление Сербии, Боснии и Герцеговины от турецкого господства с военными успехами Австрии и России.

Первое сербское восстание изменило представления Обрадовича о путях национального освобождения сербов и их союзнике. В стихотворении «Песня на инсуррекцию сербов», написанном в связи с началом восстания в Сербии, писатель выразил идею национального государства. Путь к его возрождению он видел теперь в борьбе самого народа за свободу в опоре на Россию.

Присутствие в сербском Просвещении насильственного начала в решении вопроса об освобождении сербского народа от власти Турции выходило за рамки классического облика этого культурного феномена, предполагавшего облагораживание мира и установление гармонии через интеллектуальное и нравственное совершенствование отдельного человека и общества в целом. В 1807 г. Обрадович переехал в повстанческую Сербию и, закончив писательскую деятельность, включился в ее государственное строительство. Это стало завершением сербского Просвещения, хотя его отголоски проявлялись и позднее. Оно свою миссию выполнило. Впервые в истории сербов в тягостной обстановке существования народа прозвучал гимн свободной Личности, была выражена вера в способность человека изменить мир и понимание его высочайшего предназначения в земной жизни — быть счастливым. Обрадович положил начало развитию сербской освободительной мысли.

Имя Досифея Обрадовича было в сербской среде общеизвестно. В 1801 г. А. Стойкович в предисловии к своей книге «Физика» отмечал, что «серб книги г. Досифея с большой охотой читает»17. Сочинения писателя пользовались почитанием прежде всего среди сербских торговцев и интеллигенции в Австрийской монархии. Купец Д. Маркович из Буды писал 06-радовичу в 1800 г., что рассматривает его книги, служащие «украшению сердца, ума и души», как «самое большое богатство». Темишварский житель П. Лазаревич, обращаясь в письме от 1804 г. к Обрадовичу со словами «многолюбимый вразумитель сербского народа», сообщал, что он его книги «повседневно с великим наслаждением читает»18. Среди молодых образованных сербов в монархии был подлинный культ писателя. Часть духовенства также выражала дружеские чувства к нему при всей его критике церковных порядков.

Почти поголовная неграмотность сербского населения на Балканах была существенным препятствием для распространения здесь передовых идей, выработанных и приспособленных для крестьянского восприятия национальными деятелями Просвещения. В руководстве Первого сербского восстания вначале практически не было грамотных, а тем более высокообразованных лиц. И тем не менее в Сербию разными путями проникали книги, в основном церковные и учебные, но также и сочинения Досифея Обрадовича. В 1800 г. Лукиан Мушицки, в то время студент в Пеште, впоследствии видный поэт, отмечал, что книги «нашего милого Обрадовича» «рассеяны по Венгрии, Славонии, даже до Смедерева и Черногории»19. И все же сельские торговцы Сербии не столько посредством литературы, сколько благодаря личному общению с партнерами в Австрийской монархии были осведомлены о национальных культурных явлениях «за Савой». Иначе нельзя объяснить ту популярность, которую Обрадович снискал в повстанческом Белграде.

Сербское Просвещение взбудоражило внутренний мир грамотных сербов. И сама общественная потребность в книгах Досифея Обрадовича свидетельствовала о переменах в умонастроении сербского населения, особенно его средних городских слоев в Австрийской монархии.

В светской культуре сербов последних десятилетий XVIII в. наряду с литературой Просвещения были и другие явления, близко стоявшие к нему или соприкасавшиеся с ним. В 1789 г. архимандрит Й. Раич, непререкаемый у сербов авторитет в области богословия, издал на народном языке аллегорическую поэму «Бой змея с орлами». Написанная в разгар военных событий на Балканах, она воспевала победы русской и австрийской армий над Турцией. Проникнутая антиосманским пафосом поэма вселяла в сербов уверенность в неизбежном освобождении от власти Порты.

Новым открытием своей истории стал для сербов четырехтомный труд Й. Раича «История разных славенских народов наипаче болгар, хорватов и сербов из тмы забвения изятая и во свет исторический произведенная» (Вена, 1794-1795). Исторические факты говорили о единстве территории сербов в прошлом, их независимом средневековом государстве, видной исторической роли народа. Труд Раича, раскрывая прошлое сербов, был нацелен на упрочение их положения в настоящем. Он давал мощный импульс развитию национального самосознания и осмыслению современниками дальнейших судеб народа.

Трудно переоценить общественный резонанс, вызванный этим сочинением. Сербские политические деятели разных направлений черпали из него аргументацию для доказательства исторической роли сербского народа и его права на достойное положение. Художники обращались к нему в поисках тем и сюжетов для своих произведений. «История» Раича, целиком или в урезанном и переработанном виде, неоднократно переиздавалась в XIX в. Живой общественный интерес к ней вплоть до 60-х гг. XIX в. был показателем того, что это сочинение, при всей его философско-концепцион-ной слабости, своей фактологической стороной, богатством источниково-го материала было способно удовлетворять исторические запросы сербского общества и на более высокой стадии развития, чем это было в момент его появления, и что оно активно участвовало в национальной жизни сербов.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.