Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Двести лет новой сербской государственности - Страница 3

Цепь кровавых событий на Балканах началась с Балканских войн 1912— 1913 гг. Каждая из балканских стран стремилась завершить процесс национального объединения, причем их интересы часто были несовместимы. Сербия неизменно находилась в центре всех этих событий. Они стали прологом Первой мировой войны, изменившей лицо не только Европы, но и всего мира. Именно к этому периоду относится появление в публицистике, а затем и в политическом лексиконе определения Балкан как «порохового погреба Европы». События того времени были изучены и описаны по горячим следам международной комиссией ученых, организованной американским Фондом Карнеги. Объемный труд комиссии, добрая половина которого принадлежала перу П. Н. Милюкова, был завершен ранней весной 1914 г., а опубликован в самом начале Первой мировой войны. Это обстоятельство не дало ему войти своевременно в научный и политический оборот. Между тем в нем дан не только серьезный анализ причин войны и хода военных действий, но и сопровождавшего их взрыву националистических настроений, шовинизма, преступлений против гражданского населения, а также явлений, которые много десятилетий спустя получили название «этнических чисток». Наблюдатели были шокированы, ибо Европа уже успела позабыть о своей средневековой истории. Когда же после Первой мировой войны те же явления проявились в самих европейских странах, заговорили о «балканизации Европы». В данном случае Балканы были оболганы. Просто они стали местом, где явления Нового времени проявились до того, как они охватили «цивилизованные страны». Просто Балканы на несколько лет опередили Европу. С тех пор они не раз становились как бы своеобразной политической лабораторией, чуть-чуть опережавшей свое время. Балканские войны породили национальное соперничество, а также посеяли семена ксенофобии, которые дали зловещие всходы позднее, уже в ходе Первой и Второй мировых войн.

Существует расхожее мнение, будто Первая мировая война началась на Балканах, а Россия вступила в нее из-за Сербии. С внешней стороны факты как будто подтверждают такие суждения. Действительно, поводом для начала военных действий Австро-Венгрии против Сербии стало убийство в июне 1914 г. в Сараево престолонаследника Франца-Фердинанда, а затем Россия объявила мобилизацию: в стране были широко распространены чувства симпатии к сербскому народу. Однако между поводом и причиной — дистанция огромного размера. Как можно упускать из виду, что к тому времени на европейском континенте сложилось два противостоявших друг другу военно-политических блока — Тройственный союз и Антанта? Исследования последнего времени, особенно профессора Ф. Фишера и возглавляемой им школы немецких историков, на ставших доступными документах убедительно показали, что инициатором развязывания войны стала кайзеровская Германия, стремившаяся к достижению статуса мировой державы. Она исходила из той оценки развития событий, что время работает против Тройственного союза. Входившая в него Австро-Венгрия слабела, тогда как входившая в Антанту Россия быстро развивалась. Прогнозы показывали, что уже в скором времени чаша весов будет склоняться в сторону Антанты. Отсюда — необходимость превентивных мер. Они виделись в скорейшем развязывании войны, чтобы пресечь неблагоприятные тенденции. Так возникла «балканская калькуляция», исходившая из постулата, что если повод к войне возникнет на Балканах, то существуют шансы расколоть Антанту, используя имевшиеся между входившими в нее державами противоречия на Балканах. К тому времени отношения между Австро-Венгрией и Сербией достигли уже стадии «холодной войны», так что за поводом дело не встанет. И он пришел в виде сараевского покушения.

Старый марксистско-ленинский тезис, будто в развязывании Первой мировой войны повинны все империалистические государства, не выдерживает критики. Однако даже в рамках этой системы взглядов война Сербии с самого начала была оборонительной и справедливой. Она боролась против врага, во много раз более сильного и лучше технически оснащенного. В течение года с лишним отбивала она все атаки и сама переходила в наступление, чтобы вернуть утраченные территории. Так продолжалось до осени 1915 г., когда войска Болгарии, вступившей в войну на стороне Тройственного союза, ударили в тыл сербской армии. Началось ее длительное отступление через горы к Адриатическому морю и эвакуация на остров Корфу (Сербская Голгофа). Страна была оккупирована австро-венгерскими войсками. Оккупационный режим проводил политику геноцида против сербского населения, причем не только на ее государственной территории, но и на территории Боснии и Герцеговины и в Косово, положив начало демографическим изменениям, менявшим этнический состав этих земель. Военные потери, массовые эпидемии и голод вели к огромным потерям. Сербская армия продолжила борьбу на Салоникском фронте. Отсюда она осенью 1918 г. начала вместе с союзными войсками наступление, приведшее к освобождению страны и к победе. Хотя Сербия вышла из войны победителем, сербский народ понес, по-видимому, самые большие (в процентном отношении) потери из всех, участвовавших в войне.

В годы войны в югославянских землях проходил процесс, получивший название национальной революции. Этот процесс завершился сразу же после окончания войны созданием 1 декабря 1918 г. нового государства —^Королевства сербов, хорватов и словенцев. Решение о вхождении в это государство было принято законодательными собраниями и местными народными вече всех вошедших в него земель. Была ли Югославия (так называли эту страну с самого начала неофициально, а с 1929 г. — официально) искусственным государством? Такой вопрос ставился вначале в публицистике, а затем и в ряде исторических работ, публиковавшихся в новых государственных образованиях, возникших после 1991г. Ответ на него носил густой налет политического заказа и националистической мотивации. «Исторической ошибкой» назвали создание Югославии некоторые хорватские историки. Близки по смыслу были и оценки ряда историков Словении. Но тогда надо признать «историческими недоумками» тех их политических деятелей, которые поддержали образование этого государства, например, А. Трум-бича или А. Корошеца, хотя они оцениваются в нынешних трудах весьма положительно. Для каждого из народов, вошедших в Югославию, ее создание принесло ряд позитивных последствий. Словенские земли (за исключением Каринтии [Корушки] и некоторых других районов) освободились от многовекового немецкого господства и получили возможность развивать свою культуру. Вместе с хорватскими землями они избежали опасности подпасть под иностранную оккупацию (в то время им угрожала Италия). Сербские земли оказались в рамках единого государства. В югославских границах нашел решение сербский национальный вопрос. История показала, что другого решения просто не существовало.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.