Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Двести лет новой сербской государственности - Страница 8


Князь Александр Карагеоргиевич (1842-1858) король Петр I Карагеоргиевич (1903-1921) король Александр Карагеоргиевич (1921-1934)

Король I Карате* (1934-1


Князь Милош Обренович (1815-1839, 1858-1860) князь Михаил Обренович (1839-1842, 1860-1868)

Милан Обренович

Князь (1868 1882) король(1882-1889)


Король Александр Обренов! (1889-1903)

Часть I

ПЕРВОЕ СЕРБСКОЕ ВОССТАНИЕ И ВОЗРОЖДЕНИЕ СЕРБСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

И. И. Лещиловская

Идейно-психологическая атмосфера у сербов в конце XVIII в.

Первое сербское освободительное восстание 1804-1813 гг., это великое событие в истории сербского народа, имеет большую научную литературу. Наука много внимания уделяла исследованию социально-экономических и политических обстоятельств начала и развития восстания, что было необходимо и неизбежно. Этот анализ целесообразно дополнить изучением духовного климата на территории расселения сербов накануне восстания, идейно-психологических предпосылок народного выступления в Белградском пашалыке, получившего общенациональное и всебалканское значение. Настоящая статья посвящена факторам, которые формировали чувства, настроения, симпатии и антипатии сербов во второй половине XVIII в. Они существенно повлияли на ход событий.

В XVIII в. сербский народ населял территорию, которая разными частями входила в состав Австрийской монархии, Османской империи и Венецианской республики. Тем не менее между сербами разных земель поддерживались родственные, торговые, культурные связи. Непоседливые зографы и богомольные монахи разносили информацию о жизни соплеменников, балканские и местные сербские купцы составляли торговые компании с местопребыванием в австрийских городах. Но эти живые связи не были стабильными. Австрийские власти часто закрывали границу: то война, то карантин, то кровавые мятежи на турецкой территории. В такой ситуации первостепенное значение для национального развития сербов имело сохранение ими единого культурного пространства на всей территории их проживания. Неколебимую его основу составляли православная религия, язык и этноним «сербы», сбереженные в темные времена иноземного господства как общее достояние народа. В XVIII в. на этом пространстве доминировали сербы, проживавшие под властью Габсбургов. От них шла диффузия культурных новшеств по всему сербскому миру.

В рамках целостного культурного пространства духовную атмосферу у сербов во второй половине XVIII в. формировали на основе глубинных социально-экономических и политических процессов вместе с другими факторами фольклор церковная культура и национальное Просвещение.

Особое место и значение в духовной жизни сербов имел фольклор. Это была вечно живая традиция. Ее сохранению и развитию, в первую очередь на Балканах, способствовали отсутствие здесь аристократической культуры, консервация патриархальных устоев жизни, удаленность от центров Запада и Востока с их культурным влиянием и, как следствие, живучесть социальных идеалов героического эпоса. Народные певцы были уважаемыми людьми. В первой половине XVIII в., когда масса сербов переселилась в Австрийскую монархию, вместе с нею шло перемещение и наиболее известных певцов-сказителей в Срем. Это оживило фольклорную среду и в Среднем Подунавье1.

XVII и XVIII вв. были временем расцвета сербской народной поэзии. Песни, вошедшие в фольклорные сборники В. Караджича, возникли, кроме песен о Первом сербском восстании, не в XIX в., но уходили в прошлые времена. Облик, в котором записал их Караджич, сложился, по крайней мере, в XVIII в.2

Сопровождая крестьянскую жизнь с колыбели, народные песни отражали мечты и предрассудки, этические нормы и моральные ценности трудового народа. Наиболее характерной частью устного народного творчества сербов была эпическая поэзия. Она создавалась и бытовала в условиях их постоянного сопротивления чужеземному угнетению. Поэтому ее пафос составляли ненависть к поработителям, мечта о свободе, беспредельная любовь к родной земле. Трагические песни Косовского цикла с их вечным призывом к отмщению, юнацкие песни, прославлявшие народных героев, цикл песен о богатыре Марко-кралевиче передавали страдания, надежды и героизм народа3.

Эпические песни показывали стабильность исторической памяти неграмотного населения. Переходившие изустно из поколения в поколение поэтические сказания о делах и подвигах предков, о постигшем сербов историческом несчастье, о смертной борьбе с завоевателями раскрывали крестьянское толкование сербской истории. Вместе с тем через фольклор выражалось и неприятие простыми людьми современности.

Особенность существования народных песен в сербской среде состояла в том, что они пронизывали сознание и быт разных слоев сербского населения на всей территории его проживания. В условиях жизни сербов в разных государствах фольклор играл этносвязующую роль. Народная поэзия, несущая героические идеалы, была понятна и близка всем сербам. Она постоянно поддерживала вольнолюбивый дух сербства.

В XVIII в. у сербов сохранялась свежесть восприятия эпических песен. А. Пишчевич, сын С. Пишчевича, сербского офицера и писателя, переехавшего в начале 50-х гг. из Австрийской монархии в Россию, вспоминал, как он в 1783 г. в Шклове, имении генерала С. Зорича, серба по происхождению, оказался в обществе соплеменников. Среди них был монах, прибывший из Австрийской монархии. По словам мемуариста, собравшиеся пели сербские песни, «к которым присовокупил монах одну весьма жалостную о падении Сербского царства и рассказывал сие происшествие так, как будто бы он сам был оному очевидцем»4. Народно-поэтическое творчество, помогая сохранению в памяти сербов их истории, поддерживало в них чувство сопричастности к ней.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.