Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Эпоха Просвещения Страница - 13

Солдаты, поселенные в слободках, мало-помалу омещанивались, утрачивали воинский дух и даже воинский вид. Большинство из них обзаводились семьями и занимались ремеслами и промыслами. Всего лишь месяц или два в году они находились под ружьем.

После Азовских походов Петр окончательно убедился в малой пригодности войск старой организации. Солдатские полки во время осады проявили мало боеспособности и дисциплины, стрелецкие войска в этом плане выглядели еще более плачевно. Наоборот, полки, составленные из призванных на время войны в порядке повинности земских людей, дворян и даточных крестьян, обнаружили большое рвение при всех неизбежных недостатках войск милиционного типа.

Все это подало Петру мысль целиком обновить состав армии, распустив солдат, рейтар и стрельцов,, вновь набрать «профессионалов», на этот раз подневольных, из среды дворян и даточных.

Начало реформы датируется А. Керсновским 1698 годом. Все старые полки были расформированы, за исключением четырех, упомянутых выше.

В эти четыре полка были сведены все, кого Петр считал надежными и пригодными для дальнейшей службы, всего 28 тыс. человек (стрельцов после бунта этого года на службу не брали).

В основу новой армии Петр положил принцип отбора. В следующем году был объявлен призыв 32 тыс. даточных, первый в России рекрутский набор. Посулив хорошие оклады иностранным специалистам, Петр привлек их в свою армию. Большинство командных должностей в новой армии было отдано иностранцам.

Петр также позаботился об обучении солдат. Он учредил несколько специальных военно-учебных заведений, а свое-

Образной школой подготовки офицерского состава явились гвардейские полки, Семеновский и Преображенский, в которых дворяне проходили службу рядовыми, после чего назначались офицерами в полевые полки.

Итак, весной и в начале лета 1700 года из сверхкомплекта четрех старых полков и вновь призванных даточных крестьян было сформировано 29 пехотных полков, составивших 3 сильные дивизии, а также 3 драгунских полка.

При Петре I было проведено 53 рекрутских набора. К 1725 году полевая армия насчитывала около 130 тыс. человек. В 1703 году началась усиленная подготовка к созданию русского военноморского флота, на реке Свири начала работать судостроительная верфь.

В августе 1703 года был спущен на воду первый российский корабль Балтийского флота, фрегат «Штандарт».

ЦЕРКОВНАЯ РЕФОРМА

Главным памятником реформы Петра в церковной сфере А. Карташев («Очерки по истории русской церкви», Москва, 1991) называет уничтожение патриаршества и замену его неправославной антиканонической формой коллегии.

Антон Карташев объясняет это ярким наследственно-семейным воспоминанием Петра о пережитом при его отце. Алексее Михайловиче трагическом конфликте царя с патриархом Никоном. Заостренная идеология Никона глубоко напугала тогда всех русских государственников.

Для поколения, пережившего трагедию конфликта царя и патриарха, в самом звании патриарха виделась опасная возможность новой вспышки.

Никто, однако, в XVII веке не решался отменять церковную монархию, являвшуюся основным каноническим принципом. Дерзнуть на это смог лишь Петр и то не сразу, подходя к нему задолго и издалека.

Монархическое начало епископата было сломано западной реформацией. Только в протестантизме можно было найти образец для церковных реформ. Отрицательный момент оттолкновения от старорусского, московского благочестия, по мнению Антона Карташева, был заложен в психике Петра ужасными впечатлениями детства.

Стрелецкий бунт 1682 года, облеченный в форму наступательного, дерзкого крестового похода на Кремль старообрядческих вождей, в то время как на глазах у Петра были зверски растерзаны Алексей и Иван Нарышкины, оставил в ребенке Петре не только болезненный конвульсивный тип лица, но и глубокое духовное отвращение к звериному лику дикого, темного, невежественного и ничуть не христианского старомосковского фанатизма.

Автор «Очерков по истории русской церкви» подчеркивает, что Петр оправдывал одной крайностью другую. Раздражавший Петра темный лик доморощенного московского благочестия преследовал его неотвязно в самом интимном семейном кругу.

Первая жена Петра Евдокия Федоровна Лопухина, на которой женили молодого царя помимо его воли была центром вьющегося клубка темного, суеверного святошества в виде странников, юродивых и кликуш. Это было прямым вызовом Петру бежать из дома, но куда?

Путь был ясен — в немецкую слободу.

Именно там, в чарующей атмосфере западного просвещения зародились его дружеские и деловые привязанности к Лефорту и Гордону. Именно в слободе Петр впервые встретил коллегиальную форму церковно-приходского самоуправления протестантских общин и узнал от протестантов об их общих конституциях церкии в разнщх страг нах западной Европы.

В 1697 — 1698 гг. Петр гостил у короля Георга в Англии, где ему довелось беседовать с наследной принцессой Анной. Судя по тому, что Петр впоследствии характеризовал Анну как «сущую дочерь нашей церкви», царю довелось побеседовать с английской наследницей и на церковные темы.

Позднее Петр беседовал о церковных делах и с англиканскими епископами. Архиепископы Кентерберийский и Йоркский назначили для Петра специальных богосло-вов-консультантов. К ним присоединился и Оксфордский университет, который назначил консультанта со своей стороны.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.