Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Эпоха Просвещения Страница - 8

Крепостнические порядки проникали постепенно на Юг и Юго-Восток. Дворяне получали земли в Белгородской и Воронежской провинциях, границы которых в последнее время сильно раздвинулись.

Русские помещики, поддерживаемые правительством, захватывали земли татарской феодальной знати.

На Украине крепостничество также завоевывало все новые позиции. Гетман И. С. Мазепа захватил около 20 тысяч дворов, причем выдал казацкой старшине более тысячи грамот на владение имениями.

К тридцатым годам столетия две трети крестьянских дворов на Украине оказались в феодальной зависимости от светских и духовных землевладельцев.

При том, что сельскохозяйственная техника и, соответственно, урожаи остались на таком же низком уровне, что и в допетровское время, кое-какой прорыв наметился в области технических культур и овцеводства. Причиной тому послужило повышение спроса на сырье для новых промышленых предприятий.

Связи помещичьего и крестьянского хозяйства с рынком постепенно развивались; крепостному хозяйству было необходимо как-то приспосабливаться к этим изменениям. Вследствие этого в малоплодородных нечерноземных районах увеличивался натуральный и денежный оброк, а на Юге возрастало значение барщины.

В имении князя М. II. Гагарина, находившемся в Коломенском уезде, крестьяне были обязаны ежегодно поставлять с каждого двора по барану, поросенку, полпуда свинины, гуся, утку, четыре курицы и пятьдесят яиц. Помимо этого крестьяне были обязаны отрабатывать на помещичьих полях.

Ф. А. Головин. Гравюра Шенка.


Многочисленные прямые и косвенные налоги, рост различных государственных (в особенности — рекрутской) повинностей усугубляли и без того незавидное положение крестьян.

Десятки тысяч крепостных были согнаны на строительство флота в Воронеж, Таганрог, Петербург, Азов и Казань. Крестьяне строили крепости и города.

Выросли многие повинности, в особенности «постойная» и «подводная», обязывавшие крестьян обеспечивать во время постоев войска продовольствием, а лошадей — фуражом.

Правительство, изыскивая все новые и новые источники доходов, вводило дополнительные виды сборов. Налогами облагались мельницы, домашние бани, также был введен налог на гербовую бумагу.

Денежная реформа, заключавшаяся в уменьшении доли серебра в монете, принесла государственной казне огромный доход. Лишь за три года — с 1701 по 1703 — он составил около трех миллионов рублей. Однако вместе с тем курс рубля упал и резко повысились цены на товары.

Крестьяне бежали из центральных земель на окраины. Это выяснилось в результате подворной переписи 1710 года. Данные предыдущей переписи 1678 года оказались куда более высокими.

Правительсво решает перейти от подворного обложения к подушному.

В 1718 году с этой целью была проведена подушная перепись населения, также не принесшая утешительных результатов (вследствие заниженных данных о количестве крепостных, подаваемых помещиками). Перепись была проведена заново. Судя по цифрам, выявленным в ходе повторной «ревизии», в России тогда проживало около 14 млн. человек.

Основной прямой налог, взимавшийся с каждого лица мужского пола, составлял 70 копеек.

В результате переписи 1718 года правительству удалось увеличить количество крепостных. Дело в том, что раньше кабальные холопы получали свободу после смерти своего господина, а во время «ревизии» их приравняли к крепостным и обязали платить подушную подать.

Были увеличены сборы с так называемых государственных крестьян. К ним по ревизии относились черносошные северные крестьяне, пашенные сибирские крестьяне', народы Среднего Поволжья и однодворцы. Это в сумме составило более миллиона человек мужского пола. Государственные крестьяне платили дополнительный сорокакопеечный оброк.

РАССЛОЕНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА

Все же, несмотря на то, что во времена Петра I крепостной стал рабом, «вещью» (как выразится позднее Александр I), в этом унизительном положении крестьян оставались кое-какие лазейки.

По мнению историка Ле Плэ, уровень жизни русского крестьянина, был все-таки сопоставим с уровнем жизни многих крестьян Запада. Естественно, это касалось не всей массы русских крепостных, потому что даже в пределах одного имения встречались люди, можно сказать, зажиточные, и бедняки.

Русский крепостной иногда получал разрешение заниматься личным ремесленным промыслом и самому продавать продукты своего труда. Причем иногда крепостному даровалось право заниматься ремеслом «с отрывом» от основного, сельскохозяйственного производства.

Фернан Бродель также подчеркивает, что нередко кре-

Стьянин получал от хозяина паспорт для занятий отхожим промыслом или торговлей вдали от своего дома.

Но, оставаясь при всем при этом крепостным, крестьянин, даже сколотив состояние, не прекращал уплачивать повинность, правда, уже пропорционально своим сбережениям.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.