Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Гетман Иван Мазепа Страница - 9

Вот в такое страшное время Мазепа становится близким к Дорошенко человеком. Удушающая атмосфера Руины — всеобщей подозрительности, недоверия и доносительства должна была оставить неизгладимый след в душе Ивана. Орлик впоследствии писал о Мазепе, что «всем известно, как он никому не верил и как тяжело было заслужить его доверие». В эти годы Мазепа пишет поэму, одну из трех дошедших до нас (точнее — думу), в которой с болью и гневом рассуждает о трагичной судьбе Украины. Жестокий укор он бросает своим соотечественникам:

Мира искренне желают,

Но не вместе все гуж тянут.

Тот направо, тот налево,

А все братья, то-то дело!

Нет любви и нет единства,

Как у Желтых Вод начали биться21;

От раздора все пропали И себя завоевали22.

Он осуждал гетманов, заключающих союз с неверными, продающихся за деньги полякам или прислуживающих Москве. Такая политика, по мнению Мазепы, приводила к огромным бедам на Украине.

Со всех сторон враждуют,

Огнем, мечом воюют.

Кругом несправедливости,

И нет нигде учтивости;

Мужиками называют И присягой попрекают23.

На извечный вопрос «что делать?» Мазепа откровенно писал: «Я один, бедный, не одолею» и призывал «без всякой политики» взяться за руки —

А за веру хоть умрите,

Вольность нашу защитите!24

Эта поэма Мазепы, без преувеличения, представляет собой одну из самых верных оценок сущности Руины.

Работать с Дорошенко было непросто. Хотя он был старше Ивана только на двенадцать лет и в свое время тоже учился в Киево-Могилянской академии, но они происходили из разных миров. С юных лет Дорошенко служил в казацких войсках, пройдя за годы восстания Хмельницкого путь от рядового до полковника. Суровый, жесткий и мрачный — с ним было сложно находить общий язык. Но позволю себе предположить, что идеалы единой, сильной Гетманщины, в которые так свято и бескорыстно верил Дорошенко, навсегда остались священными и для Мазепы. Своеобразным символом этих идей был все тот же Гадяч-ский договор, за который боролся отец Ивана, которого теперь добивался от поляков Дорошенко и к которому снова обратятся старшины Мазепы в тревожном 1707 году.

Дорошенко вполне оценил «расторопность и пытливость» — характеристика летописи С. Величко25 —¦ молодого казака. Правда, занимал он в окружении гетмана весьма своеобразное положение — ему доверяли, его ценили, к нему относились с уважением, но официального звания не давали и держали на некоторой дистанции. Иван принимал участие в военных экспедициях Дорошенко, летом 1672 года возглавлял гарнизон захваченного казаками Крехова (в окрестностях Львова)26. Поляки со злобой писали, что в Кре-хове Мазепа отдал католический монастырь «врагу святого креста на разграбление»27. В основном же занимался он дипломатической деятельностью.

Биографы Мазепы (даже А. Оглоблин, Д. Эварницкий и др.) полагали, что Мазепа только однажды (или дважды) ездил с поручениями гетмана в Турцию. На самом деле, можно говорить, что Мазепа становится основным связным Дорошенко в его переговорах со своими татарско-турецкими союзниками. Первое упоминание о его поездках относится к весне 1673 года. Русские поймали дорошенковского есаула, который на пытке сообщил, что гетман отправил в Крым казака, «прозвища ему Мазепа», за ордой и что тот уже прислал гонца с известием, что хан выступает из Крыма со всей крымской и ногайской ордой28. В сентябре того же 1673 года Мазепу встречают в Рашкове на границе с Молдавией. Вместе с толмачом29 он ехал из турецкой земли, от султана, куда его отправил Дорошенко30. Самое любопытное, что в обоих случаях Мазепу, возглавлявшего посольства, именуют просто «казаком». Повторюсь, что реальная его роль при гетманском дворе была несравненно выше.

Весной 1674 года в Переяславе назначается всеобщая рада для избрания гетмана единой Украины — «обеих берегов». Это было историческое событие. Ожидалось, что правобережные казаки тоже примут участие в выборах. Ханенко, порвав с поляками, сложил на раде клейноды. Дорошенко все же не поехал и послал своим представителем на раду Ивана Мазепу (!) с заявлением о принятии подданства Москве. Трудно сказать, как Мазепа представился на раде. В царской грамоте к Дорошенко говорилось: «Прислал к ним в Переясловль генерального своего писаря Ивана Мазепу...»31 На это Дорошенко возражал: «Послали есмы, хотя не генералного писаря, однако нам верного приятеля, господина Мазепу...»32 Весьма примечательная формулировка! «Верный приятель», но «господин»... Доверительно, уважительно, но подчеркнуто не «генерального писаря» (первый после гетмана пост в Гетманщине).

27 марта 1674 года в Переяславе представители десяти полков Украины избрали единым гетманом Ивана Самойло-вича. Была принесена присяга на верность царю и заключены очередные пункты соглашения с Москвой. Но по возвращении Мазепы Дорошенко изменил свое решение о подданстве царю и сохранил союз с Турцией. Как утверждал впоследствии Мазепа, правобережного гетмана подбил на это кошевой атаман Иван Сирко. Впрочем, вполне возможно, Иван в данном случае выгораживал Дорошенко и мстил запорожцу. Основания у него для этого, как мы увидим ниже, имелись.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.