Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Греки в истории России - Страница 8

Многие жители островов, прежде всего молодые люди, поступали волонтерами на российскую военную службу, в том числе на корабли эскадры, которая постоянно увеличивалась как за счет прихода новых кораблей с Балтики, так и за счет судов захваченных в морских боях у противника, а также греческими судами, владельцы которых пожелали войти в состав эскадры и были приняты вместе с кораблями в российский флот. К ним можно отнести, например, Георгия Карандино, хозяина судна «Святая Екатерина», и других.

В результате к концу войны в составе Архипелагской экспедиции находилось уже 76 боевых единиц; 15 линейных кораблей, 22 фрегата, 3 бомбардирских судна и другие34. Примечательно, что командирами некоторых кораблей являлись местные жители, отличные моряки, прекрасно зарекомендовавшие себя в морских походах и сражениях с турками, среди них можно назвать грека лейтенанта Георгия-Антониоса

Псаро, командира шебеки «Греция», затем фрегата «Не тронь меня!», отличившегося храбростью, флотским мастерством во многих сражениях, ставшего российско-подданным, впоследствии капитаном генерал-майорского ранга, командовавшего в 1790 году частью российских морских сил в Средиземном море, в Архипелаге, кавалера двух высоких орденов, ставшего поверенным в делах России на Мальте35 и многих, многих других волонтеров — подлинных патриотов Греции. Среди которых можно назвать, например, Ламбро Кацониса (Качони), Николая Ковако, Константина Корояни, Филиппа Мароццо — ставших капитанами 1 ранга российского флота, а также Антонио Коронелли, Евстафия Сарандинаки, Михаила Чефалиано и других, заслуживших адмиральские и генеральские чины.

Желая непосредственно участвовать совместно с русскими в вооруженной борьбе против общего врага, греки сформировали восемь батальонов, составивших военный корпус «Греческое войско» (в некоторых источниках «Албанское войско». — Ю. П.), которое с успехом принимало участие в боевых действиях: в овладении совместно с местными повстанцами рядом турецких приморских крепостей и населенных пунктов, в освобождении от турок островов, в захвате торговых кораблей. Можно заключить, что греки участвовали в большинстве основных морских и сухопутных операций и сражений войны 1768—1774 годов, в том числе и в знаменитом Чесменском, докладывая об итогах которого адмирал Г. А. Спиридов писал: «Честь всероссийскому флоту! С 25-го на 26-е неприятельский военный турецкий флот атаковали, разбили, сожгли, на небо пустили, потопили и в пепел обратили...» Среди отличившихся было немало и греков, заслуженно представленных «за свои подвиги и достигнутые победы» к высоким наградам36.

После заключения летом 1774 года мира с Оттоманскою портою все острова Греческого Архипелага были возвращены турецкой империи. На повестку дня встал вопрос о судьбе бойцов «Греческого (Албанского) войска», их родных и близких. Греки предвидели, что после ухода российского флота из Архипелага их неминуемо ждет мщение со стороны турок. Поэтому с целью сохранения жизни они были готовы покинуть родные места, бросить дома, нажитое годами имущество и, спасая себя и своих близких, уйти на российских кораблях к единоверцам в новые места жительства, под защиту и покровительство России, покинуть родину, стать беженцами.

По архивным данным, в Керчь в целом благополучно, хотя и не без серьезных происшествий прибыло свыше двух тысяч человек. Все они были заранее обеспечены деньгами и продовольствием на два месяца вперед. Керченским и еникальским местным военным властям заранее было строжайше предписано: «...равномерно принимать, поступать по предписаниям... дабы служащие не имели в провианте и квартирах нужды, а вольноопределяющимся фамилиям, которые объявят купечество, хлебопашество или же ремесло и художество, дать места и на первый случай квартиры, которые непременно им будут нужны...»37

Дальнейшая судьба греков складывалась нелегко, в серьезных трудностях и лишениях, но в целом достаточно благополучно. Можно с уверенностью сказать, что наиболее сложными для греков являлись первые годы вне родины. Это годы размещения, обустройства, привыкания к новому месту жительства, к обстоятельствам и условиям непривычной для них жизни, годы обостренной ностальгии, переживаний о судьбах оставленной родины, родных и близких, окончательного определения своей дальнейшей личной судьбы, семей, реализации желаний и целей в условиях предстоящей жизни вне родины.

Возникает вполне законный вопрос, почему греков из Архипелага решено было разместить в районе Керчь-Еникале.

Действительно, обосноваться на Керченском полуострове грекам предложили не случайно. Занятые российскими войсками в ходе боевых действий летом 1771 года, крепости Керчь и Еникале, по условиям Кючук-Кайнарджийского мирного договора, юридически закреплялись за Россией и вошли в состав Азовской губернии. Обладание этими важными в стратегическом отношении крепостями позволяло, во-первых, контролировать выход из Азовского в Черное море, быстро перебрасывать войска и флот в различные регионы Черноморского театра, Причерноморья; во-вторых, использовать Керченский полуостров в качестве плацдарма для возможного продвижения в будущем в глубь Крыма; в-третьих, во многом контролировать, нейтрализовать действия крымского хана как стратегического союзника Оттоманской порты.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.