Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Греки в истории России - Страница 9

Важность нового приобретения для России хорошо понимала и турецкая сторона. Об этом красноречиво свидетельствует, например, то обстоятельство, что мирные переговоры в Бухаресте в конце 1772 года зашли в тупик именно по причине разногласий в вопросе о судьбе Керчи и Еникале, так как фактическое присоединение их к России необходимо было узаконить и юридически, переговорным путем.

Известный русский историк С. М. Соловьев подчеркивает, что когда прусский посланник при турецком дворе Зегелин стал уговаривать по просьбе Обрезкова рейс-эфенди согласиться на данную уступку, то тот ответил, что «...от уступки Керчи и Еникале зависит благосостояние Оттоманской империи»38. Более того, турецкая сторона заявила, что если Россия «отстанет» от требований в отношении Керчи и Еникале и согласится на ограничение кораблеплавания на Черном море, то ей будет заплачено девять миллионов рублей39. Российский дипломат Обрезков от имени правительства России ответил решительным отказом, и война была продолжена еще почти на два года.

28 января 1773 года присоединение Керчи и Еникале к России было обеспечено сепаратным договором с Крымским ханством, а позднее, в 1774 году подтверждено условиями Кючук-Кайнарджийского мира с Оттоманской портой.

Начиная с 1771 года, в названных крепостях постоянно находились российские военные гарнизоны, подчиненные единому коменданту. Когда российские войска вошли в Керчь, в ней «...была лишь одна улица и 674 небольших, крайне убогого вида дома»40. Немногочисленное население занималось рыболовством и добычей соли. Общая численность введенных российских войск не превышала пяти тысяч человек. Трудности со снабжением, условия договоров с Турцией, Крымским ханством не позволяли России увеличить свое военное присутствие в Крыму, в регионе.

Хрупкое равновесие сил между Россией и Турцией, сложившееся по окончании войны, в любую минуту могло быть нарушено. Особенно неустойчивой и взрывоопасной была обстановка в Крыму. Так, полковник Ступишин, командовавший в Керчи и Еникале российскими войсками, доносил командованию 2 декабря 1774 года «...о продолжающемся недоброжелательстве крымцев, которые разбойнически нападая на проезжающих в Яниколь и оттуда в Перекоп наших людей, грабят оных и убивают...»41

В этих условиях только наличие сильных военных крепостей на Керченском полуострове могло обеспечить насущные интересы России. Тогда-то и появилась идея: с целью укрепления важных в стратегическом отношении Керчи и Еникале создать там нечто вроде военного поселения, жители которого в мирное время занимались бы хлебопашеством, садоводством, рыболовством, торговлей, а в случае военной опасности брались бы за оружие, становились воинами. Для этой роли греки, хорошо проявившие себя в боевых действиях в Архипелаге, являвшиеся единоверцами, подходили почти идеально. Тем более, что в этих местах с древнейших времен всегда проживали греки, хорошо знавшие и освоившие Крымское побережье, имевшие в прошлом здесь свои города и государства.

Так что когда депутация греков явилась в 1775 году ко двору Екатерины II, участь личного состава греческого войска уже была предрешена. Для того, чтобы как-то облегчить расставание греческих волонтеров с Родиной и вознаградить их за боевые заслуги и перенесенные ими тяготы и лишения, помочь выстоять перед предстоящими трудностями на местах нового поселения, Высочайшим рескриптом Екатерины И от 28 марта 1775 года грекам устанавливаются значительные, особые для того времени льготы и привилегии42.

В условиях потенциальной опасности нападения на прибывших переселенцев со стороны татар не Керченская крепость, а более надежные еникальские стены могли дать приют, защитить на первое время всех прибывших. Поэтому они и были размещены в крепости Еникале, «...поселены при оной»43.

По прибытии всех кораблей с переселенцами наиболее остро сразу же встали проблемы жилья, топлива и продовольствия. Разрушенные турками при их уходе, разграбленные татарами жилые дома использовать было практически невозможно. На это обстоятельство в один голос указывают в своих донесениях воинские начальники всех рангов.

Для того чтобы обеспечить жизнедеятельность прибывших и расквартированных в Керчи и Еникале воинских частей, снабдить их продовольствием, топливом, строительными материалами и многим другим, требовалось установить сообщение морем между Еникале, Петровской крепостью и Таганрогом, на чем и настаивало местное российское командование: для «...полков в Керчи и Еникале пребывающих, необходимо хотя казенным коштом все потребное искупить, нужно отправить посредством флотилии... но без того крайне оным трудно...»44

Однако создание данной транспортной коммуникации в то время было непростым делом. Посетивший в 1773 году Петровскую крепость, располагавшуюся на побережье Бердянского лимана, а также порт Таганрог академик Санкт-Петербургской академии наук Гильденштедт писал об этом: «Плавание из Таганрога в Еникале... трудно, потому что для него нужны два ветра, вначале восточный, потом северный»45 Согласно его свидетельству, при перевозке грузов от Петровской крепости в Керчь-Еникале, можно было плыть при одном северном ветре, так что на весь путь затрачивалось всего лишь 16 часов. Однако трудность сухопутной перевозки товаров от Таганрога до Петровской крепости сводила на нет все имеемые преимущества. Так что до присоединения Крыма к России именно через Таганрог морским путем обеспечивалась жизнедеятельность Керчи и Еникале, расквартированных здесь российских войск, жизненный уровень прибывших туда переселенцев.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.