Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Император Николай II и революция Страница - 2

Но, видно, самое последнее время для Европы еще не подошло...

Однако и тогда, после великих катаклизмов, разыгравшихся на одной шестой части суши Земного шара, были те, кто все же кое-что понял.

Вот, например, отзыв о книге И. П. Якобия строгого французского мэтра Леона Доде: «Необходимо прочесть эту исключительную книгу, точность и пламенность лежат в ее основе»3. (Эти слова вполне можно оценить, только прочитав книгу.)

Что касается русской эмиграции, то сам выход в 1938 году на русском языке существенно дополненного автором издания книги послужил поводом для разделения людей, еще вчера считавших себя единомышленниками. Причем, линия раздела прошла не между правыми и левыми, монархистами и республиканцами, консерваторами и либералами (что существовало изначала), а внутри тех, кто искренно считал себя правыми, монархистами, консерваторами.

Да, дом, разделившийся в себе, падет (Лк. 11, 17). Но зачем нужен дом, стоящий лишь на внешне прочном фундаменте, а в действительности давно уже подтачиваемом многими скрытыми источниками. Все равно, он когда-нибудь упадет, давя тяжкими камнями рушащихся стен правых и виноватых. Да ведь и Господь говорил: «Не мир пришел Я принести, но меч (Мф. 10,34).

Линию разделения весьма точно определил в своей брошюре «Вожди и Заветы» (Белград. 1939) профессор-психиатр Н. В. Кра-инский: «Невозможно одновременно защищать память Императора и чтить Его предателей».

Для чтивших память Царя Мученика и Его Святого Семейства книга И. П. Якобия стала в полном смысле слова настольной4; они хранили ее «как реликвию, как житие Царя Мученика»3.

Со временем этих реликвий оставалось все меньше и меньше. Изданная небольшим тиражом, книга эта была «замолчана и скуплена, так что на русском языке ее достать почти невозможно, что служит аттестатом ее исторической ценности»4. Строки эти были написанны в 1965 году в Бразилии. К тому времени оставшиеся в живых после второй мгровой войны русские монархисты вынуждены были перебраться из завоеванной красными Югославиии и некоторых других стран в относительно безопасные для них Бразилию и Аргентину.

Среди немногих самых дорогих вещей (родительского Благословения, ладанок со святынею и Русской землей, Царских наград, документов, писем и фотографий) были в их багаже и потрепанные томики книги И. П. Якобия. Именно с такой, пережившей все невзгоды сиротского русского скитальчества книги, присланной нам дочерью полковника, камер-пажа Высочайшего Двора; внучкой генерал-губернатора Москвы и правнучкой генерал-адьюганта трех Императоров Всероссийских Мариной Александровной Аксаковой (урожд. Гершельман) и печатаем мы наше издание.

До обидного мало удалось узнать, к сожалению, об авторе этой замечательной книги — Иване Павловиче Якобии. Даже дата рождения и сама его жизнь в России нам пока неизвестны. Надеемся, что выяснению этого поможет выход нашей книги...

Отцы..,

Как ни странно, больше нам известно о его отце и дяде. С детства помню многочисленные репродукции (в том числе и на дореволюционных открытках) с одной из картин его дяди — известного русского художника-передвижника Валерия Ивановича Якоби (1834-1902) — «Привал арестантов» (1861). Умирающий на повозке заключенный (по внешнему облику интеллигент-революционер), со свесившейся руки которого его сотоварищ по этапу снимает кольцо...

Нас же больше будет интересовать младший его брат, отец автора нашей книги, Павел Иванович Якоби (1842-1913). Родился он в Казани. В1860 г. в С.-Петербурге окончил Михайловское артиллерийское училище и был оставлен там для продолжения учебы в Артиллерийской академии. Но (возможно, не без влияния брата, завершившего в 1861 г. свое образование в Петербургской Академии художеств и направленного тогда же академическим пенсионером в Западную Европу) неожиданно он выходит в отставку и отправляется в Германию, поступает там на естественный факультет Гейдельбергского университета. Большая русская студенческая колония превращает Павла Ивановича в законченного революционера. Так что через непродолжительное время он, по свидетельству знакомых, придерживался уже «крайнего направления»7.

Здесь же в Германии, в Мюнхене, 14 ноября 1862 г. начинает свою заграничную практику его брат Валерий. Начинает с обдумывания сюжета будущей своей картины «Смерть Робеспьера» (1864). Как видим, политические взгляды братьев были весьма сходны.

В январе 1863 г. в Русской Польше вспыхнуло восстание. Вся Европа откровенно и прикровенно выступила с поддержкой мятежников, открывая различного рода «общественные» комитеты поддержки, жертвуя деньги на оружие и аммуницию. Революционеры всех мастей переходили германо-русскую и австро-русскую границы, спеша, если не повалить, то, по крайней мере, посильнее навредить Русскому Колоссу. В числе их был и Павел Иванович. Купив 1 апреля в Мюнхене с помощью брата штуцер и револьвер, а также материю для кушаков товарищам, он в тот же день выезжает к месту боевых действий.

Из имеющихся документов известно, что Якоби вступает в отряд Людвика Мерославского, участника восстания 1830-1831 гг. и революции 1848-1849 гг. в Италии и Германии. Вместе с други-ли отрядами, сформированными в Галиции, отряд иностранных волонтеров, в числе которых был Якоби, в ночь с 3 на 4 мая переходит Русскую границу, но был тут же, под Игодомией, окружен и разбит частями Русской Армии. Урок, однако, не пошел впрок: в конце лета Якоби поступает в отряд Эдмунда Тачановского в Калишском воеводстве. В его составе он 29 августа участвует в сражении под Крушиной (или Льготой), получив 18 ран.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru