Добро пожаловать!
Www.istmira.Ru
 
Первобытное общество
Древний мир
Средние века
Новое время
Новейшее время
Первая мировая война
Вторая мировая война
История России
История Беларуси
Различные темы



Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Император Николай II и революция Страница - 3

Оправившись от них, он в конце ноября приезжает в Париж. В январе 1864 г. он уже в Цюрихе3, где в местном университете приступает к изучению психиатрии, получив в 1867 г. диплом врача. В том же году он защитил диссертацию на степень доктора медицины.

Пути в Россию, после участия в восстании на стороне ее врагов, были закрыты. Да и революционный дух еще не выдохся: в Швейцарии Павел Иванович был одним из вожаков молодой эмиграции. Он участвует в «Женевском съезде» 1865 года, общается с А. А. Серно-Соловьевичем, В. А. Зайцевым. С последним, известным публицистом и критиком, членом итальянской секции I Интернационала, привлекавшимся к «каракозовскому делу» о цареубийстве и даже сидевшему в связи с ним в Петропавловской крепости, он, в конце концов, даже породнился: сестра Варфоломея Александровича, Варвара, стала супругой Павла Ивановича. (Следует подчеркнуть, что и супруга Якоби, и ее мать были известными нигилистками, состоявшими под надзором полиции, тяготясь которым и выехали в Швейцарию.)

В 1869 году родственники, оказавшись в Париже, решили напомнить о себе на родине. Павел Иванович с Варфоломеем Александровичем написали внешне невинную статью «О положении рабочих в Западной Европе с общественно-гигиенической точки зрения» и, нашпиговав ее обширными цитатами из запрещенного в России цензурой «Капитала» К. Маркса, отдали ее в малоизвестный широкой читательской публике специальный журнал «Архив судебной медицины и общественной гигиены». Трюк вполне удался. Первые экземпляры третего номера журнала за 1870 г. со статьей за подписью «П. Я.» успели разойтись, прежде чем власти хватились. В непроданных экземплярах статья была изъята. А в следующем, декабрьском номере было помещено объявление: «В № 3-м журнала “Архив судебной медицины”, издаваемого медицинским департаментом Министерства внутренних дел, напечатана была статья под заглавием “О положении рабочих в Западной Европе в гигиеническом отношении”, в которой настойчиво проводились крайне социалистические идеи. Вследствие сего министр внутренних дел признал нужным: 1) означенную статью подвергнуть уничтожению; 2) редактора журнала уволить от должности; 3) цензору, не обнаружившему своевременно упомянутого нарушения закона о печати, объявить строгий выговор (“Правительств, вестник”. № 243.1870 г.)». То был первый перевод на русский язык Марксова «Капитала».

В то время как в Петербурге разгорался скандал, революционная семейка вновь оказалась в «горячей точке». В 1870 году, с началом франко-прусской войны армия Гарибальди вошла в состав французской Вогезской армии, ведшей партизанскую борьбу против немцев. В течение всей войны П. И. Якоби работал врачом, а его супруга — сестрой милосердия. Большое впечатление оказывает на него падение Парижской коммуны, после которого он возвратился в Италию.

И в этот период вновь ощутима связь семей братьев. Правда, брата Валерия к тому времени не было в Европе. Пенсио-нерство его завершилось в 1869 году; с 1868 г. он академик, а с 1871 г. — профессор. Однако в ноябре 1871 г. Павла Ивановича и Варвару Александровну Якоби, живших после Вогезского похода в Турине, навещает проездом в Рим гражданская жена брата Валерия — А. Н. Пешкова-Толиверова (1842-1918)4. Неистовая революционерка едет к Гарибальди. Именно ей во время этой встречи доверил Гарибальди передать сердечный привет русскому народу с предсказанием его большой роли в грядущих революционных судьбах м1ра.

По всей вероятности, именно с этого времени Павел Иванович начинает пересматривать прежние свои взгляды. В Италии он занимается научной работой, постепенно приобретя известность видного психиатра. Однако наибольшую известность принесла ему частная врачебная практика в Ницце, куда он вскоре переехал. В числе его пациентов в некрологе названы граф Лорис-Меликов и поэт Надсон. Но были, вероятно, и многие другие, в том числе также весьма влиятельные люди. Наконец, в 1887 г. П. И. Якобий переехал в Париж. Новых знакомых «очаровывала его громадная литературная образованность, как общая, так и специальная, блестящий ум, остроумие, которое сравнивалось с фейерверком, изящный стиль его речи. Эти свойства его ума вводили его в самые образованные круги политических, литературных и научных деятелей». В этот период Павел Иванович пишет и публикует целый ряд научных трудов, за один из которых «Ешйез зиг 1а зё1ёсИоп» (повлиявший на впоследствии широко известный труд Ламброзо) он был избран Мадридской академией наук в свои члены-корреспонденты.

Тогда же он решается вернуться в Россию. Примечательно, что это решение он принимает не в либеральное царствование Императора Александра II, а в эпоху Императора Александра III, время расцвета зрелой русской государственной мощи.

Вскоре после возвращения на родину П. И. Якобию было предложено место директора вновь создающейся психиатрической больницы Московского губернского земства. Вскоре, однако, он вынужден был оставить это место, хотя, по словам современника, «дорожил им еще и потому, что ему как писателю, близость к московским хранилищам книг была в особенности дорога и необходима, и с этих пор линия его деятельности окончательно определилась: Орел, Харьков, Могилев, Екатеринодар и Курск. Стремление попасть в крупный университетский город на место ординатора в больницу, а не директора, что он стремился обойти, не удалось».

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •