Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Император Николай II и революция Страница - 4

Между тем, профессор Якобий прославился в Европе трудами в области основной своей профессии. Речь идет, прежде всего, о его книге, увидевшей свет в 1904 г. «ЕШбез зиг 1а зе1ес1шп сЬег ГЬотте». Именно он впервые поставил вопрос об оказании психиатрической помощи непосредственно на театре боевых действий. В это время, напомним, Россия вела войну с Японией.

В годы первой «русской» революции П. И. Якобий работал в Харьковской губернии на так называемой «Сабуровой даче», считавшейся в то время самым крупным специализированным учреждением в России5. В то время рядовыми психиатрами там работали такие позднее ставшие всемйрно известными учены-ме, как В. А. Гиляровский, Т. И. Юдин, П. И. Ковалевский, Н.

В. Краинский. Регулярно проводившиеся там научные конференции способствовали повышению квалификации врачей, являясь источниками новых научных идей. Именно поэтому Сабурову дачу нередко называли «Вольной Академией».

К сожалению, большинство сотрудников больницы совмещали свои профессиональные обязанности с помощью разрушителям того режима, благодаря которому они имели возможность лечить людей, заниматься наукой, содержать (и довольно неплохо) себя и свои семьи.

В 1905 году революционным движением в Харькове руководил небезызвестный Ф. И. Сергеев (Артем). Он был оформлен слесарем психиатрической больницы. Оружие революционеры хранили в водолечебнице и подземных переходах.

Сотрудники больницы не раз скрывали революционного вожака от преследований полиции. Так, один из врачей (П. П. Ту-тышкин) обучил его основам психиатрии, что помогало ему не раз скрываться от полиции.

Что касается старшего врача больницы П. И. Якобия, то сохранилось вполне определенное свцдетеьство, что он не только не понимал подобного двурушничества, но не принял и самого революционного движения, которому когда-то бездумно отдал, как мы помним, свою юность, молодость и даже часть зрелых лет. Его резкое выступление против приступа безумия тех, кто в силу основных своих обязанностей должен был избавлять страждущих от такового, его призыв одуматься вызвали лишь резкое недовольство среди коллег, которые потребовали его немедленной отставки. Остается лишь догадываться, с какими горькими чувствами Павел Иванович покидал Сабурову дачу, страдая от того, к чему сам бездумно приложил некогда руку. Однако ему было бы во сто крат горше, прочитай он то, что уже в наши дни пишут его коллеги — потомки переживших гражданскую войну, лагеря, тюрьмы, ссылки и прочую болыпевицкую дрессуру под управлением подельников заботливо оберегаемого ими когда-то

Артема: «...Коллектив Сабуровой дачи в дни первой русской революции участвовал в борьбе за прогрессивное переустройство больницы, которая позволила организовать образцовое коллегиальное управление того времени».

Некоторое отдохновение от обступашего вокруг ужаса массового политического помешательства русского общества Павел Иванович находил, надо полагать, в своих занятиях стариной. Результатом многолетнего труда была его работа «Вятичи Орловской губернии», изданная в «Записках Географического общества по отделению этнографии» (Т. 32. СПб. 1907). В течение двадцати лет вел Павел Иванович кропотливые исследования жизни Жанны д'Арк. Любое свободное от основной службы время использовал он для работы в библиотеках Петербурга. Часто ездил в Париж, где занимался в Национальной библиотеке. К сожалению, ему удалось опубликовать лишь небольшую часть этого, несомненно, весьма ценного труда6 в журнале «Вестник Европы» (1909. №№ 4-6).

Скончался Павел Иванович Якобий 11 марта 1913 года в

С.-Петербурге от гриппозного воспаления легких в возрасте 71 года, как сообщали в некрологе, «с пером в руках и с мыслями о новых работах».

...и дета  •

Первые упоминания о сыне П. И. Якобия Иване Павловиче относятся к 1920-м годам — времени эмиграции. С первых же шагов он заявляет себя там как консерватор, монархист, преклоняющийся перед памятью Царственных Мучеников. Он жил и трудился, словно выплачивал долги, сделанные его отцом, так и не сумевшим полностью их оплатить...

Общественно-политическая деятельность И. П. Якобия зафиксирована в сборнике «Русское зарубежье: хроника научной, культурной и общественной жизни 1920-1940. Франция», основанного на сплошном просмотре русской эмигрантской прессы. Согласно этим данным, первый его доклад «О путях деятельности монархических организаций» (в рамках Русской монархической партии) состоялся 21 июля 1926 года8. В следующем году, 6 ноября он выступает с речью после панихиды «по замученным и убиенным большевиками»9.

Наболее ранними из обнаруженных пока что нами публикаций И. П. Якобия являются его статьи в газете «Старое время», Эта газета, с подзаголовком «Орган русской национальногосударственной мысли», выходила в 1923-1924 гг. в Белграде. Иван Павлович, как известно, жил в Париже. Стало быть, по его мнению, в то время там не издавали подлинно монархических газет7. (Такая же ситуация повторится и позднее, уже после второй м1ровой войны, когда, проживая в Брюсселе, свои статьи он отправлял в Сан-Паулу, своим единомышленникам в Бразилии.)

С 1926 года он начинает сотрудничать со ставшим выходить в Париже ежемесячно журналом «Двуглавый Орел» — вестником Высшего монархического совета, печатавшимся под редакцией кн. М. К. Горчакова и Н. Е. Маркова. Статьи его, рассматривавшие историю недавнего прошлого и некоторые современные события в Европе и Азии, носили геополитический, политологический характер, содержали некоторые любопытные прогнозы. Попробуем, используя их, показать систему взглядов И. П. Якобия 1926-1927 гг.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru