Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

История Новой Зеландии Страница - 13

Прибыв в Бей-оф-Айлендс, де Саумарец узнал, что Лаплас пробыл у берегов Новой Зеландии лишь несколько дней. Но маори действительно в это время успели написать петицию. Однако петиция эта благодаря работе британских миссионеров была обращена не к французскому королю, а к британскому монарху—королю Уильяму IV. В ней говорилось следующее:

«Королю Уильяму, всемилостивейшему вождю Англии.

Король Уильям,

Мы, вожди Новой Зеландии, собравшиеся в этом месте, называемом Керикери, пишем тебе, ибо с тех пор, как многие корабли, посланные тобой, пришли к нашей земле, мы знаем, что великий вождь по другую сторону моря — это ты.

У нас нет ничего, кроме леса, льна, свинины и батата. Ко-

I да мы продаем это вашим людям, мы видим, что есть у европейцев. Только твоя страна дружественно относится к нам. От тебя также пришли миссионеры, которые учат нас верить в Господа Бога и Иисуса Христа, Сына Его.

Мы слышали, что племя марион 2 собирается захватить нашу страну, поэтому мы просим тебя стать нашим другом и опекуном этих островов, чтобы защитить нас от других племен, если они пойдут войной на нас, и от чужеземцев, которые захотят завладеть нашей землей. И если кто-либо из чужих людей будет причинять нам беспокойство (ибо такие люди живут здесь — это беглецы с кораблей), мы молим тебя быть суровым к ним, чтобы они боялись и не возбуждали злобы жителей этой страны против себя» [68, с. 11].

Петиция была подписана 13 маорийскими вождями Северного острова.

Сами же миссионеры переслали эту петицию губернатору Нового Южного Уэльса Р. Берку, а последний не замедлил отправить ее в Лондон министру колоний. В сопроводительном письме Берк писал, что считает необходимым установить британский протекторат над Новой Зеландией.

Несмотря на то что слухи о враждебных действиях Лапласа не подтвердились, заходы иностранных судов в новозеландские воды продолжали причинять беспокойство Сиднею. Так, в марте — апреле 1832 г. сиднейская газета подняла тревогу по причине «русской активности в Южных морях» и призвала в связи с этим к установлению власти Нового Южного Уэльса над Новой Зеландией [120, с. 80].

Губернатор Берк предпринял решительные меры для распространения власти Нового Южного Уэльса над Новой Зеландией. Он вынес на рассмотрение исполнительного совета колонии предложение об учреждении должности резидента колонии в Новой Зеландии. Совет одобрил предложение губернатора, но, считая, что деятельность резидента будет действенной в том случае, если она будет опираться на военную силу, рекомендовал отправить в Новую Зеландию солдат из Нового Южного Уэльса.

Но в этом случае губернатор не мог действовать самостоятельно, а лишь с санкции британского правительства. Берк в конце декабря 1831 г. обратился с соответствующим письмом в Лондон. Письмо Берка встретило поддержку в министерстве колоний. Вскоре был назначен и сам резидент. Им стал Джемс Басби, житель Сиднея, который в ту пору находился в Лондоне. Басби работал клерком в земельном совете Нового Южного Уэльса, был недоволен своей должностью, уволился и отправился в Лондон в поисках лучшего места. Во время своего путешествия он побывал в Новой Зеландии и написал записку о целесообразности распространения на эту землю британской юрисдикции и направления туда резидента, главными задачами которого явилась бы поимка бежавших из Австралии заключенных и помощь в расширении торговых операций. Используя протекцию лорда Хаддингтона, он добился своего назначения в Новую Зеландию. Министр колоний лорд Годрич в письме к губернатору Берку от 18 марта 1832 г. сообщал, что британское правительство назначило Д. Басби резидентом в Новой Зеландии с окладом 500 ф. ст., который должна выплачивать казна Нового Южного Уэльса. Бесцеремонность министерства колоний, не посчитавшего нужным согласовать кандидатуру резидента с колонией, столь заинтересованной в судьбе Новой Зеландии, вызвала большое недовольство в Новом Южном Уэльсе. Басби ощутил это, вернувшись в Сидней в октябре.1832 г. С его отправкой в Новую Зеландию не спешили. Долго и сложно дебатировался в Законодательной ассамблее вопрос о его жалованье. Ряд видных деятелей колонии, в их числе У. Уэнтворт, выступили против того, чтобы Новый Южный Уэльс выплачивал жалованье резиденту, назначенному британским правительством. В конце концов 21 апреля 1833 г. Д. Басби был отправлен в Новую Зеландию. 17 мая корабль вошел в Бей-оф-Айлендс, и Басби сошел на берег у Корорареки. Его встретили британские миссионеры и толпа маори. Около небольшой миссионерской церкви был поставлен стол, за который сели Д. Басби, капитан корабля Блэквуд и миссионер Генри Уильямс.

Басби, прочитал собравшимся маори ответ британского короля на их петицию. Переводил Г. Уильямс. В письме короля говорилось, что он рад сообщить, что угроза захвата новозеландских островов французами ликвидирована. В то же время король обещал наказывать тех своих подданных, которые будут ¦причинять маори какой-либо ущерб. Именно с этой целью он направил сюда своего резидента.

Однако пребывание британского резидента в Бей-оф-Айленд-се не внесло каких-либо изменений во взаимоотношения европейцев с маори. Надо сказать, что Басби, по сути дела, не имел никакой власти. В инструкции, которую он получил от Р. Берка, говорилось: «Вам следует знать, что Вы не наделяетесь никакой правовой властью, вследствие чего Вы не можете арестовать британского подданного, обвиненного в нарушении британского или колониального права в Новой Зеландии» [68, с. 17]. От местных жителей британский консул получил прозвище «неавторитетный Басби». Кровавые столкновения не только не прекратились, но, напротив, усилились. Не помогло и назначение в июне 1835 г. второго резидента — бывшего морского лейтенанта, владельца большого земельного участка в Хониан-ге Томаса Макдонелла.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru