Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

История Новой Зеландии Страница - 8

Через восемь месяцев «Британия» в сопровождении «Френсиса», первого корабля, построенного в Порт-Джэксоне, вернулась. в Даски-Саунд, чтобы забрать оставленных там людей и шкурки добытых ими котиков. Результаты коммерческой деятельности первых британских промысловиков в Новой Зеландии были настолько малы, что фирме «Эндерби и сыновья» пришлось отказаться от дальнейших операций в этом районе.

Однако обескураживающие результаты попыток коммерческого использования Новой Зеландии не поколебали убежденность Кинга в больших потенциальных возможностях новозеландских островов. На свои средства он посылает в Новую Зеландию в 1795 г. судно «Френсис» для приобретения там леса и льна. Экспедиция прошла уопешно. В марте 1795 г. судно вернулось в Сидней с большим грузом, который был выгодно продан.

Успех Кинга поднял настроение сиднейских дельцов, и рейсы Новая Зеландия — Австралия стали учащаться. Новую Зеландию начали также посещать корабли, плывшие в Австралию из Индии. Разгрузившись в Сиднее, они на обратном пути заходили в Новую Зеландию и наполняли свои трюмы грузом, который затем выгодно продавали в Китае и Индии.

Одновременно увеличилось число заходов в новозеландские гавани китобойных судов и охотников за морскими котиками. В экипажи этих судов зачастую включались маори.

Кинг, став генерал-губернатором Нового Южного Уэльса, не только не утратил интереса к Новой Зеландии, но, напротив, еще энергичнее пытался усилить там британское влияние и использовать острова в интересах империи. Пользуясь оказиями, он посылал в Новую Зеландию, прежде всего Те Рахи, различные подарки, куда также входили свиньи и козы.

В 1803 г. на борту «Венеры» Те Рахи и его пять сыновей посетили Норфолк и Сидней и в течение трех месяцев были гостями Кинга.

Торговые экспедиции британцев в Новую Зеландию все увеличивались. Но они отнюдь не были единственными, кто поддерживал контакты с маори. С первых же шагов англичане встретили сильную конкуренцию американцев. Это было не удивительно, поскольку американские китобои начали свои операции в Тихом океане еще в 1791 г.

К началу 30-х годов XIX столетия в новозеландских водах господствовали китобои Новой Англии. Они создали на побережье несколько станций, но главным их центром был Бей-оф-Ай-ленде. Здесь команды отдыхали, запасались продовольствием и пресной водой. В мае 1836 г. десять американских судовладельцев обратились с просьбой к правительству США о введении должности американского консула в Корорареке, самом крупном поселении в Бей-оф-Айлендсе. Просьба была удовлетворена. 12 октября 1838 г. капитан Джеймс Клендон, британский купец и судовладелец, был назначен консулом США в Бей-оф-Ай-лендс. Правда, ни Клендон, ни его преемники до 50-х годов XIX в. не признавались британским правительством.

Во второй половине 30-х годов число американских судов, посетивших Бей-оф-Айлендс, увеличилось [83, с. 107].

Весьма активно действовали в тихоокеанских водах и французы.

Таким образом, контакты маори с европейцами стали заметно расширяться.

С начала XIX в. британские, американские и французские китобойные суда начали регулярный промысел у новозеландских берегов. Они часто заходили не только в Бей-оф-Айлендс, но и практически во все удобные заливы на новозеландских островах, вступая в торговые отношения с маори.

Зачастую на берег высаживались команды для ловли морских котиков, которые оставались в Новой Зеландии на месяцы и даже годы. Кроме того, на островах селились беглые матросы и каторжники, бежавшие из Нового Южного Уэльса.

Маорийские племена, жившие на побережье, находились з постоянном контакте с европейскими и американскими моряками и торговцами. .Маори помогали рубить и грузить на корабли лес, их привлекали в качестве матросов на китобойные суда.

Естественно было бы ожидать какого-либо облагораживающего влияния представителей европейской цивилизации на «примитивных» аборигенов. И они действительно оказали весьма сильное влияние, но отнюдь не положительное. Появление на островах европейцев привело к тяжелым последствиям.

Маори тысячами умирали от кори, гриппа и других болезней, завезенных европейцами. Колонизаторы познакомили островитян со спиртными напитками, и усиленное их «внедрение» привело к огромному распространению пьянства среди коренного населения.

Хотя колонизаторы и презрительно относились к аборигенам, тем не менее они оказались весьма чувствительны к красоте местных женщин, «темных Елен, туземных Мессалин», как мечтательно называл их один из первых европейских поселенцев и Бей-оф-Айлендсе [87, с. 15].

Амурные похождения любвеобильных посланцев Европы привели к массовому распространению венерических заболеваний, неведомых ранее этим «грязным дикарям».

Предприимчивые, нечистые на руку колонизаторы познакомили аборигенов с различными видами торговой деятельности.

Они не гнушались и таким 'видом бизнеса, как вывоз из Новой Зеландии высушенных человеческих голов. Дело в том, что у маори существовал древний обычай сохранять головы умерших родственников. С этой целью маори особым способом коптили их. Поскольку опрос превышал предложение, торговцы заключали договоры на головы живых людей. Они указывали местному вождю на понравившиеся им головы его рабов или пленных и к следующему посещению получали их [66, с. 33].

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru