Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

От межколониальных конфликтов к битве империй Страница - 8

Широкий круг вопросов, связанных с англо-французским соперничеством в колониальной Северной Америке, был рассмотрен Ф. Паркменом — выдающимся американским историком, ярким представителем романтической школы в историографии США. Большую часть своей жизни Паркмен посвятил созданию монументальной эпопеи «Франция и Англия в Северной Америке» об истории французской экспансии на Североамериканском континенте и борьбе двух колониальных империй. Из семи монографий, составляющих это грандиозное произведение, к интересующему нас временному отрезку и проблематике в наибольшей степени относятся пятая — «Граф Фронтенак и Новая Франция при Людовике XIV» (1877), где подробно рассматривается канадская история 1672-1701 гг., и шестая—«Полвека конфликта» (1892), посвященная событиям 1700-1748 гг. Кроме того, следует назвать первую книгу цикла—«Пионеры Франции в Новом Свете» (1865), охватывающую начальный период французской экспансии в Северной Америке (до 1635 г.), и четвертую—«Старый Порядок в Канаде» (1874), где дается общая характеристика социального и политического устройства Новой Франции, ее военной организации, а также затрагиваются некоторые проблемы, связанные с историей колонии Акадия в середине XVII в.31

В этих объемных работах собран и увлекательно изложен огромный фактический материал, почерпнутый Паркменом из архивных документов, многие из которых он ввел в научный оборот впервые. Современники, отмечая легкость, ясность и красоту его стиля, сравнивали Паркмена с В. Ирвингом, Ф. Купером и В. Скоттом.32 В последующие десятилетия за его произведениями прочно закрепилась репутация «самого выдающегося достижения века исторического романтизма».33

Однако, располагая колоссальным количеством уникальной информации, вникая в мельчайшие подробности не только крупных военных операций, но и отдельных пограничных стычек, Паркмен трактовал причины, движущие силы и характер конфликта французов и англичан в Северной Америке только в одном ключе. Для него этот конфликт — противостояние сил католической «папистской» феодальной реакции, авторитаризма и клерикализма, которые изначально были обречены на поражение, и протестантского прогресса, свободы и демократии, которые, безусловно, должны были победить: «Это была борьба <...> прошлого против будущего, старого против нового, нравственной и интеллектуальной апатии против нравственной и интеллектуальной жизни, бесплодного абсолютизма против свободы...».34 Нетрудно догадаться, что, с точки зрения Паркмена, «бесплодный абсолютизм» вкупе с католицизмом, феодальными институтами и т. п. безуспешно пытались привить на американской земле французы, а носителями и защитниками «свободы» являлись англичане и особенно жители английских колоний. «Спор на этом континенте между свободой и абсолютизмом никогда не подвергался сомнению», — констатировал американский историк.35

Паркмен также придерживался провиденциалистского взгляда на историю в целом и на борьбу двух держав в Северной Америке в частности, утверждая, что само Провидение обеспечило триумф англо-американцев и обрекло французов на поражение. Например, в предисловии к «Графу Фронтенаку» он писал, что в ходе колониальных войн конца XVII —начала XVIII в. «Новая Франция сражалась против Рока, который ее собственный органический недостаток сделал неизбежным».36

В соответствии с этими установками англо-французское соперничество изображалось Паркменом как линейный, необратимый и абсолютно неизбежный и необходимый процесс, исход которого был заранее предопределен. Английское завоевание Канады, увенчавшее полуторавековой конфликт двух колониальных империй, Паркмен считал высшим благом для «упорствовавших» канадцев, которым Англия «шпагой навязала <...> дар рациональной и упорядоченной свободы». По его словам, «ни с каким народом не случалось более счастливого бедствия, чем то, что представляло собой завоевание Канады британским оружием».37

Безусловно, Паркмен был представителем своей эпохи, и неудивительно, что, как и большинство американских историков XIX в., он часто игнорировал социальную и экономическую подоплеку рассматривавшихся им сюжетов; делал акцент на деятельности выдающихся англо-саксонских «мужей»; к французам и католической церкви относился с явным предубеждением, а к индейцам —с брезгливым пренебрежением. Однако, если эти особенности подхода Паркмена очевидны и учитываются теми специалистами, которые обращаются к его работам, то ряд других оценок, выводов и замечаний классика (также представляющихся весьма спорными) некритически воспринимается и воспроизводится многими авторами.

Во-первых, Паркмен рассматривал события, происходящие в Америке, изолированно от коллизий Старого Света и тем более не пытался выяснить их взаимосвязь. Во-вторых, он, как представляется, сознательно преуменьшал силы английских колоний, подчеркивал слабые стороны их военной организации и их незаинтересованность в конфликтах с соседями. Наоборот, Паркмен явно преувеличивал военную мощь и агрессивность противников англичан — французов и индейцев. В-третьих, он слишком линейно и упрощенно трактовал политику Великобритании по отношению к ее североамериканским колониям и Североамериканскому континенту в целом. В-четвертых, оценивая все изложенные им факты в духе своей основной концепции, Паркмен пренебрег другими как объективными, так и субъективными возможностями их истолкования. Наконец, в-пятых, вникая в мельчайшие подробности вооруженной борьбы подданных двух держав, он лишь вскользь упомянул о первых попытках установления прямых политических и экономических контактов между английскими и французскими колониями.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.