Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Узбеки в Сибири Страница - 7

Годех, при прежних государях и при твоей великоцарской державе выехали мы, сироты твои,, з жениш-кадей и з детишками из Бухарской земли на твое царское имя в Сибирь, в Тобольск, оставляя в Бухарской земле род свой и племя»29. Генерал-поручик Шпрингер приводит в своем рапорте, адресованном в Государственную коллегию иностранных дел, слова одного влиятельного бухарца Алима Шейхова о том, что «назад тому уже лет с семьдесят пять (1694 г.—X. 3.) отец его Авазбаки уроженец был Большой Бухарин... добровольному своему желанию не хотя более у того хана быть во владении, вышел он сам. И с собою склонил и вывел ведомства своего бухарцев немалое число в вечное его императорского величества подданство...»30. Интересно и другое заявление бухарцев, обосновавшихся в Таре, о том, что «прадеды и деды их были природные бухарцы и жительствовали в Бухарин, а в 1709 г. прадеды их вышли в числе 41 души в Россию, поселены были по повелению государя царя Петра Алексеевича в Сибири на Таре...» в деревне Сабельковской, где они и занимались земледелием31. В 1740 г. 79 бухарцев поселились «на покупных: крепостных селах юртами ради своего прокормления». Из материалов Государственного Совета, относящихся к 1789 г., видно, что 10 ташкентцев изъявили желание поселиться близ Усть-Каменогорской крепости, 4 бухарца — в Семипалатинской крепости и при этом обещали «соглашать и приохочивать своих одноземцев к выходу в Россию». Государственный Совет в своем указе того же года, адресованном местным властям Сибирской линии, указывал, что, «уважая пользу7 происходящую от перехода сюда ташкентцев и бухарцев», согласен принять их в подданство России и отвести им земли. При этом ташкентцам было дозволено построить мечеть32.

Особый интерес представляют данные 1739 г., когда посол калмыцкого хана Галдана Чирина в Тобольске потребовал возвращения бухарцев на родину, мотивируя это требование тем, что они являются выходцами из городов, принадлежащих калмыцкому хану. С таким же требованием калмыцкий хан обращался к русскому правительству и в 1736 г. В результате переговоров калмы* кам были возвращены бухарцы с семьями «сто пятьдесят три человека, которые в допросах своих показали, что те городы, из которых они ехали во владении зен-гарском, куда и сами ехать пожелали»33. Вторичное требование калмыцкого хана вызвало сильные протесты бухарцев, которые обратились к русскому императору с заявлением о необоснованности указанного требования. «Прадеды и деды наши,— писали они,—в прошлых годех вышли под Всероссийскую самодержавную власть подлинно из Бухарской земли волею своею доброжелательно, которая земля имеетца под владением особливого хана и поныне, а в подданстве у зенгарского владельца Галдан Чирина оная Бухарская земля никогда не бывала, а отцы наши, тако ж и мы, рабы ваши, родились в Тобольску, а под владением как у бывшего Кон-тайши, так и у нынешнего зенгарского владельца Галдан Чирина прадеды и деды и отцы наши и мы, рабы ваши, никогда не бывали и ныне ехать не желаем, а желаем быть под Всероссийскою державою з детьми и братьями и внучатами своими вечно в Тобольску...»34. Здесь же излагались привилегии, данные бухарцам русским правительством. Притязание калмыцкого хана до такой степени обеспокоило бухарцев, что они решили направить представителей в Санкт-Петербург в Коллегию иностранных дел35. Русское правительство доброжелательно отнеслось к заявлению бухарцев, и представителям их разрешено было ехать в столицу. Вместе с тем было дано указание местным властям Тобольска, чтобы те не выдавали бухарцев калмыкам36. Русское правительство в то время всячески старалось привлечь бухарцев в Сибирь и поэтому не пошло навстречу требованиям калмыцкого хана. Возвращение в 1736 г. определенной части бухарцев было вызвано их желанием вернуться на родину.

В нашем распоряжении имеются интересные данные о порядке приема выходцев из Средней Азии в подданство России. Человек, желающий принять подданство,

Бухарец в Сибири (XVIII

Должен был подать заявление на имя русского императора. Так, в 1788 г. ташкентец Султанходжа Мухамедов излагал свое заявление следующим образом:

«Всепресветлейшая державнейшая великая государыня императрица Екатерина Алексеевна, самодержица всероссийская, государыня всемилостивейшая, просит ташкенец Султан Мухаметов, о чем прошение тому следуют пункты:

1-е

Сего 1788 году приехал я, нижайший, из города Таш-кени, в Россию для торгу и будучи здесь в крепости святого Петра усмотрел дарованные Вашего Императорского Величества пришедшим во всероссийское подданство бухарцам и ташкенцам выгоды в заведении беспрепятственного домостроительства, отвод сенных покосов и лесных угодьев и свободную торговлю, почему и я принял твердое и непоколебимое намерение быть во всероссийском Вашего Императорского величества подданстве и жительство иметь в крепости святого Петра обще з живущим во оной свойственником моим ташкенцом Ния-сом Мухаметом, пришедшим в Российское подданство на таких же точно преимуществах и выгодах, каковыми и прочие пришедшие в русское подданство иноверцы пользуются, почему всеподданнейше испрашиваю дабы высочайшим Вашего Императорского величества указом повелено было сие мое прошение принять и меня именованного по самоохотному и ревностному моему желанию во всероссийское подданство высочайше указать принять, и на жительство определить к вышеписанному свойственнику моему ташкентцу Ниясу Мухамету в крепость святого Петра...»37 Подобное прошение представил также и наманганец Т. Ниязов, пожелавший поселиться в Петропавловске.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.