Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Хуарес Страница - 8

Не удивительно, что в этой обстановке политическая жизнь страны отличалась хаотичностью и неустойчивостью. Достаточно отметить, что за 24 года (с 1824 по 1848 год) в стране произошло более 250 восстаний и мятежей и сменился 31 президент.

О том, как развивались события в этот период в Оахаке, Хуарес в своих воспоминаниях пишет:

«В штате Оахака, где я жнл в то время, также происходили события, аналогичные тем, которые наблюдались в стране, хотя и более ограниченные по своему значению. Здесь тоже был созван провинциальный учредительный конгресс, принявший конституцию штата.

Либеральная и реакционная партии получили клички «Уксус» и‘«Кислота». Обе партии активно участвовали в избирательной кампании в учредительный конгресс. Либеральная партия одержала победу, проведя в него большинство своих депутатов н сенаторов, что позволило принять ряд законов, способствующих свободе и прогрессу общества, которое до тех пор находилось под властью невежества, религиозного фанатизма и предрассудков.

Важнейшим мероприятием по своим полезным последствиям, которым всегда смогут гордиться одобрившие его члены конгресса, было учреждение гражданского колледжа под названием Института наук и искусств. Этот институт стал полностью независим от духовенства. В нем молодые люди впервые в штате смогли изучать гражданские науки. До тех пор единственным высшим учебным заведением в Оахаке была духовная семинария, где учили только латинской грамматике, философии, богословию и начальным элементам физики. У нас можно было только стать священником; те же, кто желал получить не церковную, а гражданскую профессию и научиться какому-либо ремеслу или наукам, должны были ехать в Мехико или за границу. Но для этого нужно было располагать большими средствами. Для таких же бедняков, как я, никакой надежды достичь этого не имелось».

Хуарес восторженно приветствовал создание нового учебного заведения. Он без сожаления покинул семинарию, затхлая атмосфера которой давно уже была ему невмоготу, и в 1827 году поступил в Институт наук и искусств.

Для Хуареса это был смелый шаг, ибо институт, его преподаватели и студенты с момента своего создания стали объектом ненависти и травли со стороны церковников и их покровителей — местных реакционеров.

«Они, — пишет Хуарес, — обзывали институт публичным домом, его профессоров и студентов — еретиками и развратниками. Родители отказывались посылать своих детей в такое учреждение, а немногие студенты, посещавшие курсы, преследовались и бойкотировались невеждами и фанатиками, составлявшими, к несчастью, подавляющее большинство местного населения. Многие из моих товарищей покинули институт под натиском могущественного врага, преследовавшего нас. И лишь единицы продолжали поддерживать это учебное заведение, посещая ежедневно занятия».

Одобрял ли образ мыслей своего воспитанника францисканец Антонио Салануэва? Не казалось ли ему слишком радикальными партия «Уксуса» и ее пока что единственное детище — Институт науки и искусств? Скорее всего именно так и было. В 1829 году Хуарес покидает гостеприимный дом Салануэвы, чтобы никогда уже в него не возвращаться. В воспоминаниях Хуареса сразу же после этого теряется след францисканца...

Теперь Хуарес стал самостоятельным человеком, он зарабатывает себе на жизнь уроками, не гнушается и самой простой работы. И разумеется, учится. Но чему, каким дисциплинам? В институте преподают географию, математику, медицину, языки — английский, французский, право. Хуарес избирает право. Ведь молодая республика нуждается в новых законах и судебной системе, нуждается в конституции, нуждается в международных связях, а все это требует глубокого и всестороннего знания юриспруденции. В период испанского господства главным законодателем был король. Тогда законы устанавливались в интересах касты колонизаторов, церкви, помещиков. Законы республики должны вырабатываться народными представителями — парламентом — в интересах народа. Хуарес, как и большинство демократов своего времени, верил в магическую силу справедливых законов. Но у кого учиться этому великому и благородному искусству мудрого законодательства? Конечно, у французов, у народа, совершившего грандиозную революцию, без которой был бы немыслим наполеоновский кодекс — подлинный шедевр современного законодательства,

Хуарес со свойственным ему упорством принимается за изучение различных правовых дисциплин и попутно французского языка, на котором он будет со временем свободно говорить. Живется ему не легко. Ведь он, кроме учебы, должен еще трудиться, чтобы обеспечить себе кров и кусок хлеба. Много времени отнимает к тому же политика. Республику сотрясают внутренние конфликты, ей угрожают вторжением испанцы.

В 1829 году все студенты Института наук и искусств вступают добровольцами в народное ополчение, образованное для отражения ожидавшейся высадки испанцев в районе перешейка Теуантепек. В этом ополчении Хуарес получает чин лейтенанта. Но молодым ополченцам не пришлось сразиться с испанцами, которые высадились значительно севернее перешейка, где захватили город Тампико'.

Генерал Санта-Анна, командовавший в то время войсками в Веракрусе, выступил по направлению к Тампико, но прибыл туда, когда испанцев уже разгромили. Это не помешало ему именовать себя «освободителем» Тампико.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.